_ ^ ^ с т о р и я у ч е б н ы х з а в е д е н и й
же старик математик Буссе. Вмес-
то них нас стали учить географ Ус-
ков, совсем молодой, увлекающий-
ся преподаватель, и математик сред-
них лет Волков. С первых же уро-
ков география в изложении Ускова
слеталась приятным и интересным
предметом, по которому у меня сто-
ял теперь только высший балл.
Вскоре я прославилась в сво-
ем институте как замечательный
математик. Учитель в классе гово-
рил про меня: «У барышни Беды
логика Аристотеля*. Иногда он
прибавлял еще: «.
..а профиль Алек-
сандра Македонского*. С тех пор
на профиль мой стали обращать
внимание, и когда нам показывали
по физике на экране получение те-
ней и учитель предложил кому-
нибудь сесть в профиль, то весь
класс закричал, чтобы это сделала
я. Вообще с самого начала этого
учебного года я стала выдаваться
как хорошая ученица. Учительни-
ца музыки стала давать мне уроки
не один раз в неделю, как всем, а
два. Я попала в число восьми уче-
ниц всех младш их классов, уча-
ствовавших на концертах в ансам-
блях. Так пазы вал ас ь у нас игра в
16 рук на четырех роялях. Два ро-
яля ставились рядом, а два других
тоже рядом, но в противополож-
ном направлении. Посредине на
маленьком возвышении стоял наш
директор Константин Константи-
нович Бах, профессор консервато-
рии, и дирижировал.
Моей подругой, с которой я
проводила все свободные часы, ста-
ла Соня Щ „ девочка, шедшая пос-
ледней ученицей, и на четыре года
старше меня. Это была, на мой
взгляд, несчастная девочка, не имев-
шая давно матери, отданная отцом
в первый, т. е. в 7-й класс институ-
та, и никогда не ездившая на кани-
кулы домой. Училась она плохо, два
раза уже сидела по два года в одном
классе, понимала, что она перерос-
ток и стеснялась этого, и потому
была тиха, кротка. Старалась быть
незаметной. Когда мы с ней были
вместе, она больше спраш ивала
меня о моем доме, о родных, о жиз-
ни на воле. Этой жизни она уже не
помнила. Очень редко я ей что-ни-
будь объясняла из уроков, большей
частью по моей инициативе. Сама
она ничего не спрашивала.
Второй девочкой,с которой я
сблизилась в середине года, была
сибирячка Л. Б. из Тюмени, посту-
пившая к нам только в том году.
Она была тоже старше меня на два
года, но совсем не несчастная. Раз-
витая во всех отношениях, знаю-
щая жизнь, способная, но с ленцой,
и чрезвычайно музыкальная. На
рояле она играла по нотам хуже
меня, не любила теории музыки, но
имела отличный слух, играла все
по слуху и скоро стала у нас реген-
том хора. М еня она привлекала
своей самостоятельностью и таин-
ственной жизнью. Ей было тогда
пятнадцать с половиной лет, и она
была уже влюблена во взрослого
человека, который ее не замечал.
С вои летние переж ивания она
охотно передавала другим нашим
соклассницам, и от того я их знала,
слышала, не подслушивая. Н о по-
чему она тоже заинтересовалась
мной, я не знаю. Я была очень зас-
тенчивая с детства и до старости и
первая к счастливым и бойким ни-
когда не подходила. Эта подруга,
наоборот, всегда говорила, а я слу-
шала. С ней я тоже не занималась
сначала. Только в старших классах
ей писала сочинения по-немецки. И
иногда решала задачи на конт-
рольных уроках. Уроки я учила все-
гда одна и считала громкое учение
вдвоем только потерей времени.
Рож дественские каникулы в
тот год я проводила не в Стрельне, а
в Петербурге. В те каникулы я ув-
леклась коньками. М ы жили в доме
маминой сестры на Фонтанке, ка-
ток был недалеко, и большую часть
вечеров мы провели на коньках.
Я в ту зиму начала учиться на
коньках в институтском саду и
была еще не очень уверена и ловка,
но тем более полна усердия. Ка-
таться было интересно и на инсти-
тутском катке, на дорожках сада,
без всякой музы ки, но во время
послеобеденных прогулок и здесь,
на большом, длинном и широком,
во всю почти Фонтанку, ярко ос-
вещенном катке, под военный ду-
ховой оркестр, имея поддержку
(при желании) в виде кресла на
полозьях, катанье доставляло про-
сто наслаждение.
Говоря об институтском быте,
нельзя не вспомнить о бане, куда
нас водили раза два в месяц. Она
помещалась где-то в подвальном
этаже, и дорога в нее казалась нам
длинной и особенно приятной из-
за запахов, ее наполнявших. М ы
И с т о р и я П е т е р б у р г а . М 2 ( 3 0 ) / 2 0 0 6
ходили, как всегда, парами, в со-
провождении дежурной классной
дамы, из нашего коридора спуска-
лись вниз в подвальный этаж и по-
падали в проходную спальню вос-
питанок, похожую и непохожую на
наши дортуары. Там тоже стояли
кровати в два ряда, но теснее, чем
наши, и кровати были посерее на-
ших, однако все было всегда чисто
прибрано. Только воздух там был
сырой и нечистый, пахло чем-то
неприятно. (В наш их дортуарах
воздух не замечался, так как ничем
не пах.) Спальня воспитанок была,
как нам казалось, бесконечно длин-
ной и примыкала к банному поме-
щению, которое состояло из боль-
шой раздевалки и собственно бани.
Но прежде я должна сказать о
воспитанках. Так назывались де-
вушки, обслуживавшие институт.
О ни помогали поварам на кухне,
они подавали и разносили куш а-
нья в столовой, они же стирали,
чинили белье, может быть, и шили,
убирали классы и дортуары. Все
это были сироты-подкидыши, вы-
росшие в воспитательном доме, не
знавшие своих родителей. Служа
в институте, как нам объяснили,
они отрабатывали известным чис-
лом лет свое воспитание. Прослу-
жив какое-то определенное время,
они могли уйти и на другую рабо-
ту или выйти замуж или могли
остаться служить и дальше в ин-
ституте. Только замужних инсти-
тут не держал. И сколько там было
красивы х ж енских типов самых
разных! Были жгучие брюнетки,
как цыганки или итальянки, были
немецкие Гретхен с белыми коса-
ми, и мы, проходя по их подземно-
му царству и встречая их там в
спальне, спокойно сидящими (ка-
кими у нас наверху мы их никогда
не видели), мы шушукались и стро-
или предположения, что та или
другая воспитанница похожа на
княжну, маркизу или баронессу.
Н о вот мы в раздевалке. Нас
ждут воспитанки и немедленно за-
бирают снятое белье и уносят куда-
то. Голенькие мы переходим в
мыльню. Там очень жарко и влаж-
но, и среди пара видны фигуры в
одних рубашках. Это воспитанки,
которые поставлены мы ть нас.
Каждую из нас берет такая женщи-
на в рубашке и ловко и деликатно
усаживает нас поудобнее, окатив
предварительно лавку кипятком.
предыдущая страница 24 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн следующая страница 26 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст