т р о и т е л ь с т в о и а р х и т е к т у р а
подрядился Нарве кий житель плот-
ник Яган Готфрид Бергер»4.
В делах Канцелярии за 1724
год уже появились требования ар-
хитектора Гербеля о поставках из-
разцов для печных работ, о лестни-
цах. о крыше, об алебастре и масле,
а в основном о выдаче денег работ-
никам, числившимся при Коню -
шенном дворе3.
Из воспоминаний шведского
ученого К. Р. Берка - члена шведс-
кой Академии наук, ж ивш его в
Петербурге в 1735-1736 годах.
«Императорские конюшни
Мы.
.. проходили по большой
новой - так называемой Миллион-
ной улице к Литейному двору, но
сначала еще заберем немного напра-
во для осмотра императорских ко-
нюшен. Они расположены на реке
Мойке (рукаве Невы), по изгибу
которой выстроены, образуя шести-
угольник. В нижнем этаже находят-
ся в отдельных стойлах верховые и
каретные лошади (их несколько
больше трехсот), каретные сараи и
мастерские для принадлежащих
конюшням ремесленников. В верх-
нем - помещения для седел, упряжи
и прочего потребного д ля экипажей.
Нанлучшие вещи находятся во
внешнем углу А, с красивым, покры-
тым луженой жестью куполом.
Внутренний угол В тоже будет вы-
веден выше, в нем над въездом во
двор устроят часовню для служащих
конюшен. (Нарисован план конюшен
с обозначением углов.
- А. М.)
Сами стойла довольно низкие
и узкие, они делаются еще уже от-
того, что корзины с сеном, из кото-
рых заполняются ясли, ставят по-
среди пола, так как сено носят в боль-
ших корзинах из сараев, во избежа-
ние пожара построенных в отдале-
нии от императорских конюшен.
Большие неаполитанские ка-
ретные кони, впрягаемые в пара-
дную карету ее величества при смот-
ре гвардии, теперь не в Петербурге,
они отправлены на конные заводы,
после того как ими покрыли всех
кобыл лейб-гвардии. Но персидс-
ких лошадей там еще много.
Ломовые лошади стояли в осо-
бых стойлах, построенных в сторо-
не; они, как и сенные сараи, дере-
вянные.
Кареты, в которых ездит сама
императрица, красивы, но все же
не имеют ничего того, что есть даже
на каретах княжеских особ и так-
же послов. Очень большая карета,
вся покрытая хорошо позолочен-
ной резьбой и обитая изнутри вы-
ш итым зеленым бархатом, была
подарена Екатерине римским им-
ператором. Такая же большая ка-
рета, хорошо расписанная и позо-
лоченная, была заказана покойным
графом Левенвольде в Берлине и
является упомянутой выше каре-
той для парадов. Форейторы, ку-
чер, лакеи, гайдуки и скороходы,
следующие с каретой впереди пол-
ка, одеты в обычные ливреи. Мне
показали также сани, сделанные в
старом русском или казанском
стиле, но обильно позолоченные и
искусно расписанные, обитые крас-
ным бархатом и золотым шитьем;
они не были готовы к последнему
снегу, императрица до сих пор ез-
дила исключительно в обычных
русских санях, лишенных всякой
росписи и украшений.
Вообще известно, что импе-
ратрица в своем государстве име-
ет много конюшен и большие кон-
ные заводы, на них в целом насчи-
тывается свыше двух тысяч служа-
щих, хотя в Петербурге носящих
ливрею не более 250 - это кучера,
форейторы и конюхи. Обер-егер-
мейстер Волынский осуществляет
ныне надзор над всеми конными
заводами, а обер-ш талмейстер
князь Куракин не занят почти не
чем иным, кроме штата петербург-
ских конюшен и его управления*.
Из сборника «Внутренний быт
Русского государства с 1740 по
1741 гг.*: «Конюшенный двор на-
ходился в Петербурге, у речки
Мьи близ “люторской и шведской
кирок", и состоял из нескольких
отдельных строений, в которых
помещались как царские экипажи,
лошади, различные к ним принад-
лежности и мастерские, так и за-
ведовавшая ими Придворная ко-
нюшенная контора и бывшие при
них служители. Из этих строений
упоминаются: помещения Конто-
ры, конюшни: главная, паристая и
деревянная, манеж, запасной и ма-
стеровой дворы, казенные палаты
(седельной, шорной, шатерной) и
провиантские амбары. Двор, в осо-
бенности казенные палаты и про-
виантские амбары, охранялись во-
енным караулом.
.. и дежурными
коню хами на случай пожара*.
Здесь же дается описание «поме-
щений и обстановки, чинов и слу-
жителей, лошадей, экипажей, се-
дел, сбруи* и т. д
.6
В 1736 году повелением импе-
ратрицы Анны Иоанновны в пала-
те, что над воротами южного фаса-
да, была достроена церковь. В 1737
году церковь была освящена во имя
Спаса Нерукотворного Образа.
В камер-фурьерском журнале за
1746 год сообщалось, что 23 декабря
1746 года императрица Елизавета
Петровна «по утру в 10-м часу изво-
лила поехать на конюшенный свой
императорский двор для освящения
церкви, что на вратах: и на конюшен-
ном дворе, в канцелярии, изволила
кушать обеденное кушанье*7.
Во второй половине XVIII века
дважды разрабатывался проект ре-
Фрагмент северного фасада Конюшенного двора с утраченным шпилем
5 5
ІІпіюішя Петербурга.
Л»
2 (30)/2006
предыдущая страница 56 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн следующая страница 58 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст