^ ^ ^ и з в е с т н а я « к л а сси к а »
ни.
Б о л ь ш о й
бал в Петербурге - эпо-
ха, о которой вспоминают круглый
год. Большей частью в нем все жи-
вут маленькими отдельными круж-
ками, в которые допускаются толь-
ко самые короткие знакомые. Са-
лонов, где бы господствовала непри-
нужденная болтовня (causerie),
чрезвычайно мало. Все как будто
боятся жить открыто, чтобы не ста-
ли поверять их расходов с прихо-
дами. В обществе танцуют более для
того, что это так водится, для хо-
зяйки дома, для других и никогда
для себя. В гости ездят для того,
чтобы поиграть в преферанс или по-
беседовать о дельце. Какая-то тяго-
стная принужденность господству-
ет в гостиных; говорят только об
опере и службе; говорить о литера-
туре считается педантизмом.
.. В
маскарадах вообще чрезвычайно
скучно, и они падают с каждым го-
дом. Катанья с гор и пикники также
становятся весьма редки или посе-
щаются чрезвычайно эксцентричес-
кой публикой. Из публичных уве-
селений остается один театр, но и
из театров посещается всего один -
итальянская опера: порядочная
публика в Александринский ездит
чрезвычайно редко.
Уличной жизни зимою в Петер-
бурге также нет. Без дела редко кто
выходит из дому. Прогуливаются
для здоровья
по Английской набе-
режной желтые дамы и мужчины в
медвежьих шубах. Гуляют по Ф он-
танке
от нечего делать
скромные
семейства чиновников, состоящие
из маменьки, тетушек, бабушек и
невероятного числа маленьких де-
тей. Ходят по Невскому проспекту
для своего удовольствия очень
оригинально одетые дамы, с кото-
рыми кланяются почти все мужчи-
ны. Этим и ограничивается публич-
ная жизнь Петербурга. Все осталь-
ное народонаселение города идет в
какую-нибудь должность или воз-
вращается из нее. Праздных лиц
вообще м аю в Петербурге. Все чрез-
вычайно заняты.
Зимой в Петербурге мало хо-
роших дней, и партизанив петербур-
гского климата вообще очень не-
много. Зиму любят только те, у кого
на плечах медвежья шуба, у крыль-
ца лихие сани и в кармане тысяча-
другая карманных денег. Для рабо-
чего и бедного народа - зима самое
тяжелое время. После голода - хо-
лод самое ужасное чувство. Бедняк.
«Диктатура слабых» - наем извозчика
который летом едва добывает себе
кусок хлеба, зимой должен еще по-
купать полено. Но и здесь русская
натура не изменяет своим привыч-
кам, своему молодечеству: в двад-
цать градусов мороза гуляет она без
шапки, в продырявленных сапогах,
с открытою шеею и с отморожен-
ным носом запевает свою обычную
песню. Зимою удаль русского наро-
да еще более развивается в голово-
ломных катаньях тройкой по пер-
вопутице, в зимних праздниках о
Рождестве и о Масленице. Но все
это существует только в простом
народе - образованное общество
зимою еще скучнее, еще холоднее -
если это возможно, и когда полная
луна смотрит в ясную морозную
ночь на пустые улицы, на молчали-
вые дома, от которых лож ится
длинная тень на снегу, - какое-то
грустное и тяжелое чувство поне-
воле поднимается на сердце запоз-
далого пешехода.
.. Он мечтает о вес-
не, о даче, даже о купании.
Да, в Петербурге существуют
люди, которые купаются иногда
даже три месяца в году во время
так называемого «лета».
В самом деле, глядя на боль-
шую часть петербургского народо-
населения, почувствующего необ-
ходимость погружаться в воду в те
дни, когда она допускает это, и видя
в то же время, что люди эти точно
так же здоровы или больны, как и
купающиеся, - невольно приходит
на мысль сомнение во всемогуще-
стве гидропатин и грефенбергско-
го лечения.
Несмотря на всеобщее распро-
странение гидриатрическнх заве-
дений, искусственных минераль-
ных вод и купальных шкафов, - в
Петербурге все еще очень мало гид-
ропатов, особенно между настоя-
щими коренными петербуржцами,
не зараженными вредным духом
новизны и молы.
М еж ду тем Петербург
пре-
имущественно город водяной, и в
нем было бы где покупаться и по-
плавать, если бы не мешало купа-
нью странное разделение времен
года, из которых семь месяцев при-
ходится на зиму, четыре на осень,
один на весну, а остальное на лето.
Одна Нева чистотою и вкусом воды
своей поспорит со всеми реками
Европы. И на сколько еще разных
Нев и Невок, больших, малых и
средних, разделяется она! Сколько
впадает в нее и выходит из нее ре-
чек и каналов: Фонтанка и Мойка.
Лиговка и Ж дановка
10
и, наконец,
знаменитая Таракановка", напоми-
нающая своим видом и запахом ад-
скую реку древних Коцит, состав-
ленную из слез осужденных греш-
ников, и по свидетельству Овидия,
рыцаря печального образа времен
Августа, - страшно вонявшую.
Всех более привязаны к воде
жители Галерной гавани12. Несмот-
ря на благоразумные меры прави-
тельства, которое отвело и распла-
нировало для них другое, более воз-
Нгто/шя IIrtwi>ôyi>sn. М 2 <30)/2006
предыдущая страница 63 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн следующая страница 65 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст