У 7 е
е и з в е с т н о е о б и з в е с т н о м
(О НАВОДНЕНИИ 1777 ГОДА)
А.
Н. Шустов
V
#клью 10 (21) сентября 1777
год/нагербуржцы были потрясены
небывалым ранее размахом в об-
щем-то знакомого им стихийного
бедствия - Нева вышла из берегов
и затопила почти весь город. Вода
поднялась на 321 см выше уровня
моря (Ф и н ско го залива). Л иш ь
дважды за трехсотлетню ю исто-
рию Петербурга природа превыси-
ла потом эту величину: в 1824 году
(421 см) и в 1924 году (380 см).
Автор известной книги о Петер-
бурге И. Г. Георги писал: «Перед
наводнением, бывшим
10
сентяб-
ря 1777 года, продолжалась буря
уже
2
дня сряду при западном и
юго-западном ветре; повышение
воды продолжалось до 9 часов утра,
доколе ветер начал утихать. <.
..>
Сие наводнение случилось во вре-
мя ночи, почему и множество лю-
дей и скота пропало»1.
Очевидец наводнения
поэт
М. Н. Муравьев (1757-1807) сооб-
щал родителям по горячим следам
(12 сентября 1777 г.): «На 10 число
всю ночь стоял преужасный ветер
с моря. У нас много стекол повы-
било. В пять часов поутру валом
прибыла вода на 9 футов и 11 дюй-
мов, или четыре аршина с четвер-
тью. За 20 лет назад было также
большое наводнение, но полтора
арш ином меньш е ны неш него2.
М ост снесло, и плашкоты разбро-
сало по сваям. В Галерной гавани
люди спасались по кровлям, и не-
сло домы. Не было волы только у
Владимирской [церкви| и частью
на Литейной. У нас, я думаю, на
аршин или более было. <.
..> Убы-
вать стало в девятом часу понем-
ногу и наконец везде вдруг осуши-
лось. Лю дей почитаю т с ты сячу
утопш их, другие - три ты сячи3.
Убыток полагают миллионами, но
верно сказать не могу. И у нас | на
Васильевском острове) снесло
мост. Дю йма на три была вода в
наших горницах. М ы все носились
на чердак; в кухню ездили на пло-
ту. <„.> Теперь еще куда ни пой-
дешь, на всякой улице позорище
печали и разорения, поваленные
заборы, пожитки жителей, груды
кокор4, нанесенных, на острову по
набережной в Седьмой линии -
большая барка с сеном. Вся Седь-
мая линия занесена пребольшими
пластинами, так что пройти труд-
но. <.
..> Везде из нижних жильев
отливаются*5.
Зим ний дворец был окружен
водой и возвышался подобно мор-
ской крепости. Екатерина II наблю-
дала наводнение с дворцового
крыльца и была шокирована разгу-
лом природы. В тот же день импе-
ратрица подробно писала о нем сво-
ему постоянному корреспонденту
барону М. Гримму: «.
..в десять ча-
сов по полудни поднялся ветер, ко-
торый начал с того, что порывисто
ворвался в окно моей комнаты.
Дождик шел небольшой, но с этой
минуты понеслось в воздухе все,
что угодно: черепицы, железные
листы, стекла, вода, град, снег. <.
..>
М не доложили, что вода у моего
крыльца и готова залить его. <.
..>
Нева представляла зрелище разру-
шения Иерусалима. По набережной,
которая еще не кончена, громозди-
лись трехмачтовые купеческие ко-
рабли». Далее Екатерина писала о
своем Эрмитаже: «Сколько разби-
тых стекол! Сколько опрокинутых
горшков с цветами! И как будто под
стать цветочным горшкам, на полу
и на диванах лежали фарфоровые
горшки с каминов. Нечего сказать,
тут-таки похозяйничали!». И -
вновь о городе: «Вода сбыла и, как
вам известно, я не потонула. Но еще
немногие показываются из своих
берлог. <.
..> Н о довольно о воде;
подбавим и о вине. Погреба мои
залиты водою, и Бог весть, что с
ними станется*6.
И в письме от 5 октября 1777
года тому же адресату Екатерина
вернулась к теме «потопа»: «.
..пос-
ледним наводнением набережная
испорчена слишком на двести са-
жен. С этого дня я сердита на город
Св(ятого) Петра. Во многих домах
ели рыбу, пойманную у себя на
дворе. На конюшне у графа Пани-
на можно было заниматься рыбною
ловлею. У меня в Эрмитаже почти
все стекла побиты. Сто сорок стро-
ений погибло на Неве и у меня под
окнами. Зрелище ужасных утрат
самым объемом своим развлекало
(поражало? -
А. Ш.)
людей, и горе
сносилось от этого легче. Но город
порядком пострадал»7.
Третьему по величине подъе-
ма воды и первому по объему раз-
рушений наводнению, случивше-
муся в 1777 году, посвящен очерк
Ю. Бесиятых и Н. Сухачева. При-
ведя немало интересных докумен-
тов и фактов, авторы между тем
пишут, что «не отразилось это со-
бытие в русской литературе екате-
рининской эпохи*8. Ещ е раньше
литературовед Л. В. Пумпянский,
анализируя поэму Пушкина «Мед-
ный Всадник* в связи с поэтичес-
кими традициями X V III века, от-
метил: «Не было од, насколько мы
знаем, к наводнению 1777 г. При-
чины нам неизвестны*9.
Э ти утверж дения не верны.
Приведенны е
выше
описания
М. Н. Муравьева и Екатерины II,
конечно, не «беллетристика», а
личная переписка. Однако, по мне-
нию литературоведов, «письма
М. Н. Муравьева 1777-78 гт. пред-
ставляют явление
литературного
порядка. <.
..>
Сам Муравьев осоз-
навал переписку как своеобразный
литературный жанр, как роман*10.
При этом не следует забывать,
что в XVIII веке получатели писем
зачастую давали их читать (и даже
переписывать) широкому кругу род-
ных и друзей. Да и Екатерина, на-
помним. сама была литератором, -
уже слог ее цитированных писем
свидетельствует об этом.
Не только наводнение 1777
года, но и другое так же ведь не на-
8 3
История Петербурга.
,\*
2 (30)/2006
предыдущая страница 84 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн следующая страница 86 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст