H
*
еизветное об известном
о проказах лицеистов в Царском
Селе. Ю ный Пушкин, принявшей в
темном коридоре Екатерининско-
го дворца княжну за ее горничную
Наташу, обнял фрейлину и попы-
тался (курсив мой. - Ю. М.) поце-
ловать. Разгневанная Варвара М и -
хайловна пожаловалась брату, мо-
гущ ественному вельможе, тот -
императору. Обладавший бесспор-
ным чувством юмора Александр I
только рассмеялся и оставил де-
марш Волконских без последствий.
Что же Пушкин? Он мгновенно от-
ветил оскорбленной даме блестя-
щей французской эпиграммой [ 14 ):
Кж. В. М . Волконской (1816)
On peut très bien, mademoiselle.
Vous prendre pour une maquerelle,
Ou pour une vieille guenon.
Mais pour une grace, -
oh, mon Dieu, non!
Очень легко, сударыня.
Принять Вас за сводню
Или за старую обезьяну,
Но за грацию, - о Боже, нет!
Ряд исследователей допускает
вольную интерпретацию фактов,
положенных в основу «экзотичес-
кой версии». Л. Н. Васильева (2)
пишет, что «утром в Белёве неожи-
данно появилась» императрица-
мать. Это принципиально неверно -
Елизавета Алексеевна и ее свита
прекрасно знали, что навстречу им
спешит Мария Федоровна (5, 9). К
этой же версии примыкает ее «от-
ветвление» (8), в соответствии с
которым Императрица после своей
смерти была погребена в Белёве, и
могила ее до сих пор известна мест-
ным старожилам3.
Для меня, как человека право-
славного, эти сведения являются
совершенно ф антастическими. Я
категорически исключаю, что де-
сятки архиереев и иереев Русской
православной церкви, в том числе
духовник государыни о. Алексий
Федотов, наруш ив принесенные
обеты при рукоположениях, слу-
жили панихиды об упокоении
души рабы Божией Елизаветы над
телом другой умерш ей на всем
пути от Белёва до Петербурга.
П ротив
версии
убийства,
«организованного Н иколаем I»,
говорит и то, что все люди, близ-
кие Елизавете Алексеевне, после ее
смерти не только не подверглись
опале, а успешно продолжили ка-
рьеру. Это относится, например, к
Н. М. Лонгинову, личному секре-
тарю и доверенному лицу императ-
рицы, ставшему в конце 1820-х го-
дов действительным тайны м со-
ветником, сенатором, вы полняв-
шему за рубежом ответственней-
шие поручения Николая I. Ныне
для больш инства ответственных
учены х бесспорен факт: тяжело
больная, убитая горем, очень оди-
нокая в России, лишенная каких-
либо амбиций ж енщ ина ни для
кого реальной опасности не пред-
ставляла.
Рассм отрим
оф ициальную
версию (5, 11, 17 и др.).
После смерти Александра здо-
ровье императрицы продолжало
ухудшаться. Казалось, она терзала
себя воспоминаниями. 12 апреля
1826 года князь П. М. Волконский
писал Николаю I, что она приказа-
ла «переставить походную церковь
в ту комнату, где покойный госу-
дарь император скончался; может
легко быть, что воспоминание го-
рестного происшествия произво-
дит сие действие над ее величе-
ством» (5).
Возглавлявший ее свиту П.М. Вол-
конский и секретарь Н. М. Л онги-
нов почти ежедневно извещали об
этом Николая 1 и Марию Федоров-
ну. Эти обстоятельства вызывали
беспокойство в Зим нем дворце.
Н иколай I, не желая ослож нить
полож ение своими указаниями,
оставил на усмотрение врачей и
свиты время выезда Елизаветы
Алексеевны из Таганрога и опреде-
ление пути следования. Многие де-
ликатны е моменты, касающиеся
императрицы, Николай Павлович
передавал через П. М. Волконско-
го. Так, 23 декабря 1825 года он со-
общал: «Я все оставляю на прежнем
положении и все уже разрешил и
приказал указами. Лонгинов для нее
вместо 250 000 миллион получать
будет: сверх того Ораниенбаум и
Каменный остров суть наследствен-
ная собственность императрицы, а
Царское Село остается по жизнь ея
в ея распоряжении; об этом ей не
пишу, ибо не знаю и не умею как»
(О Р Р Н Б . Ф . Н. К. Шильдер. К-37,
№ 16. Л. 89).
Весенняя распутица и ежед-
невные дожди, как сообщал в Пе-
тербург Н. М. Лонгинов, заставля-
ли ожидать, «когда погода испра-
вится и устоится дорога». К сере-
дине апреля почва обсохла, воздух
прогрелся до 18 градусов, и реше-
но было выехать 22 апреля. Состо-
яние здоровья императрицы вы-
зывало у сопровождающих сомне-
ние в благополучн ом путеш е-
ствии, и потому был намечен мар-
ш рут пока до Калуги, куда пред-
полагалось прибыть утром 3 мая.
К тому времени там должна была
бы ть и М ария Ф едоровна, спе-
шившая из М осквы навстречу не-
вестке. Однако ее тающие силы и
трудности пути позволили про-
цессии лиш ь к 8 часам вечера по-
дойти к последней остановке, за
90 верст перед Калугой — Белёву.
Там, в доме, отведенном для ноч-
лега, на своей походной кровати
под утро тихо скончалась Елиза-
вета Алексеевна. Мария Федоров-
на прибыла в Белёв на несколько
часов позже.
.. (6, 9 и др.).
ФФФ
Конкретных медицинских све-
дений о заболеваниях Елизаветы
Алексеевны нет. С первых же лет
пребывания в России о ней сложи-
лось впечатление, как о болезнен-
ной, слабой здоровьем женщине. Об
этом писали многое известные ме-
муаристы и исследователи (3, 4, 11
и др.). Возможно, этому способ-
ствовали высокий для женщины
рост в сочетании с подчеркнутой
худощавостью (астенический тип
телосложения, как об этом приня-
то говорить медицинским языком).
У Елизаветы Алексеевны на
щеках часто появлялись тем но-
красные пятна, то ли от расшире-
ния капилляров, хорошо видимых
под тонкой кожей, то ли в резуль-
тате употребления неудачных при-
тираний. Возможно, это была ка-
кая-то болезнь, например, розацея,
нередкая у светловолосых и свет-
локожих людей. Частые простуд-
ные заболевания свидетельствова-
ли о слабости иммунитета перед
угрозой инфекций. Несколько тя-
жело протекавших беременностей
(две из них закончились родами),
ранние смерти малюток-дочерей
еще более утяж елили здоровье
императрицы (3). После большой
и триумфальной поездки по Евро-
пе в 1815 году, когда праздновазась
блестящая победа коалиции над
9
Исто/шя Пете/)буіші. .У 3 (31)/200в
предыдущая страница 10 История Петербурга №31 (2006) читать онлайн следующая страница 12 История Петербурга №31 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст