^довременные мемуары
Время было самое неблагопри-
ятное: ноябрь, дожди и мокрый
снег. Вставать приходилось раньше,
чем на завод, ехал на 31-м трамвае
до кольца у Екатерингофа. А там
было недалеко до порта, куда вход
оставался свободным. Бригада со-
стояла в основном из здоровых
мужиков транспортного и других
цехов завода - разнорабочих. Гру-
зили мы зерно на немецкие и анг-
лийские пароходы из вагонов.
Портовые пути были заставлены
составами, груж енны ми зерном,
которое провозили россы пью в
теплуш ках с дощ аты ми щ итами
вместо дверей. В щитах были про-
деланы окошечки с лотками для
выгрузки. У окош ка стоял опы т-
ный грузчик или бригадир, кото-
рый сноровисто подставлял мешок
под лоток, и зерно самотеком за-
полняло его. Подходил грузчик,
вдвоем они поднимали меш ок и
наваливали его на спину или шею.
Надо было пронести его через пути
к причалу метров 100-150. Стар-
помы или капитаны подстегивали,
матерились по-русски: «Давай, да-
вай!.
.», затем надо было подняться
по пологому трапу на верхнюю па-
лубу метров 5 -6 высотой и высы-
пать зерно в открытый люк. Обрат-
ный путь - на отдых.
Больш инство справлялись с
грузом, ходили даже с пробежкой,
но бы ли и непривы чны е, вроде
меня. Вначале мы грузили овес (он
более легкий), в меш ке по три
пуда, и то у меня мешок соскаль-
зывал со спины, и я садился на него
первые день-два. Потом втянулся,
клал мешок на шею, и он надежно
лежал, а я не отставал.
Через неделю мы стали грузить
рожь, и я таскал пятипудовые, а
потом и ш естипудовые меш ки с
пшеницей, до 60 мешков в смену.
Корпус судна постепенно садился,
и подниматься на борт становилось
легче. Но подавали новое судно, и
все повторялось, но я уже окреп, и
высота борта не смущала. Не знаю,
сколько кораблей за месяц нашей
работы пришло в порт с импорт-
ным грузом, но запомнились два.
Один был с грузом хлопка из Егип-
та для растущей текстильной про-
мышленности Ленинграда. Второе
судно из Америки с оборудовани-
ем для строившегося автозавода в
Нижнем Новгороде, за ходом ко-
торого я следил после посещения
стройки (я стал членом Автодора).
А пароходов с хлебом за этот ме-
сяц ушло три или четыре. О т со-
знания, что наш труд сокращает
простои, экономит валюту, как-то
работалось легче.
За месяц работы мне начислили
зарплаты рублей 100 с лиш ним -
меньше заводской, но зато я натре-
нировался, и перенести трех- пяти-
пудовый мешок для меня не стало
проблемой. Очень это мне пригоди-
лось в жизни, особенно на изыска-
ниях, не говоря уже о войне.
1931 год
С о стапелей спускались ко-
рабли. Б ал ти й ски й суд о стр о и -
тельный завод вы пустил серию
лесовозов для перевозки лесома-
териалов в страны Европы. Они
были небольшого водоизмещения,
на вид около 3 -5 ты сяч тонн.
Большинство их были приписаны
к Л енинградскому порту. Позже
Балтийский завод перешел к стро-
ительству серии пассаж ирских
пароходов для Кры мско-Кавказ-
ской линии. За несколько лет были
спущ ены 4 корабля: «Абхазия»,
«Аджария», «Грузия» и «Украи-
на*. Это были современные суда,
водоизмещением около 6 -8 тысяч
тонн, с несколькими пассажирски-
ми палубами и со всеми удобства-
ми. После пробного плавания и
прием ки они отправлялись на
Черное море уже с пассажирамн-
туристами.
В те годы началась застройка
Лесного проспекта за пересечени-
ем его с первым железнодорожным
путепроводом, так называемого
Батенинского массива, от Литовс-
кой ул. до Флюгава переулка (ныне
Кантемировская). Это были четы-
рехэтажные дома, кирпичные, с
минимальными удобствами. Пра-
вая сторона проспекта представля-
ла собой огромное ноле огородов,
простиравшееся до песчаного яра,
за которым виделся густой лес с
падаю щ ими деревьями (ны не -
Сосновский лесопарк). Среди ого-
родов, как-то наискось к проспек-
ту, одиноко маячил шестиэтажный
ж илой дом серого цвета, старо-
модной архитектуры, неведомо как
попавший туда. Уже в наше время,
лет десять назад, мне нужно было
от улицы Грибалевой добраться до
трамвая, я свернул на первую по-
павшуюся улицу со странным на-
званием «Диагональная». Я про-
двигался мимо «коробок* тридца-
тых годов, вдруг взгляд зафикси-
ровал приятный фасад, с привыч-
ными для Петербурга пропорция-
ми окон, серого цвета, с цоколем,
отделанным камнем. И я узнал тот,
одинокий дом.
Что касается всего Батенинс-
кого массива, то его четырехэтаж-
ные коробки едва ли ныне украша-
ют Выборгский район. Но в то вре-
мя бурного роста населения горо-
да и коммунальны х квартир это
был один из районов массового
жилстроительства, и он стал счас-
тьем для сотен, а может, даже ты-
сяч рабочих семей Вы боргского
района.
Район вообще благоустраи-
вался. Появились новые зеленые
насаж дения. Так, на проспекте
К. Маркса (ныне - Сампсониевс-
кий) был разбит новый сад, на-
званны й его именем, сооруж ен
бюст Маркса. Для посадки сажен-
цев были устроены субботники, в
которых участвовала и моя сест-
ра, работавшая на телефонном за-
воде «Красная заря».
В 1931 году в Германии была
организована Международная арк-
тическая экспедиция под руковод-
ством доктора Эккенера на дири-
жабле «Граф Цеппелин». Это был
третий полет дирижаблей к Север-
ному полюсу. Дирижабль летел по
трассе Фридрнхсхафен - Берлин -
Ленинград - Архангельск - Земля
Франца Иосифа - Северная Зем-
ля - Полюс.
О
прилете дирижабля в Ленин-
град, видимо, сообщали газеты, это
событие я, конечно, не упустил. Был
свободен и помчался на Комендан-
тский аэродром, где должен был
сесть дирижабль. Он сделал крат-
кую остановку, чтобы принять со-
ветскую делегацию ученых-поляр-
ников, и потому сел прямо на нате.
Я попал на поле, когда группа уле-
тавших стояла у трапа и прощалась
с провожавшими. Среди полярни-
ков я узнал профессора Л. Р. Самой-
ловича и радиста Э Т. Кренкеля,
которого запомнил по фотографи-
ям в газетах. Третьим был профес-
сор П. А. Молчанов - известный в
городе по запускам зондов в верх-
ние слои атмосферы в Павловске.
Четвертым был инженер-воздухо-
плаватель Ф . Ф. Ассберг. Пассажи-
89
Иттрия Петербурга. № 3 (31)/201)в
предыдущая страница 40 История Петербурга №31 (2006) читать онлайн следующая страница 42 История Петербурга №31 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст