/
[ Н|
н и г а г о т о в и т с я к п е ч а т и
8 0
му-то к Сонке. Это был лиричес-
ки-платонический роман как у
меня, так и у него, но, помню, как-
то ночью у нас возник спор: кому
провожать. Такое рыцарство не
было принято в «Собаке», но М ая-
ковский тем не менее отправился
провожать Сопку, а я почему-то
оспаривал, говоря, что это «гнус-
но». Э то был крупны й эпизод в
жизни М аяковского, он был ис-
кренне влюблен. Это было в 1914
голу, еще до Лили. А впрочем, мо-
жет быть, и Лиля была тут, но Лиля
- это была серьезная штука, это был
уже не флирт, а лирика. Был март
1914 года, приезжал Поль Ф ор,
была его неделя и была изумитель-
ная статья Поля Ф ора о «Собаке».
П одобно М аринетти,
Поль
Ф ор прочел целый ряд конферан-
сов. Последний привлек всю фран-
цузскую колонию, он назывался
«Обзор кабачков мира». Поль Ф ор
начал с древней Александрин, го-
ворил, что уже там был такой ка-
бачок. где чеканщики по меди и
бронзе пили круж ками ф лорен-
тийское вино. А закончил Поль
Ф о р страш ны м комплиментом
«Собаке». Говорил, что если бы
«Собаку* можно было вырвать из
почвы н перенести в Париж, она
заняла бы первое место по артис-
тическому напряжению, и, конеч-
но, «Собака» забила бы «Клозери
де лила» - «решетку нз сирени»,
кабачок, подобны й «Собаке», в
Париже, где своеобразным дирек-
тором был он - «король поэтов*-
Поль Фор. Закончив лекцию, Поль
Ф ор передал мне ее текст, записан-
ный на листочке папиросной бума-
ге французским бисерным почер-
ком. Я обещал ему перевести и на-
печатать, и действительно: приват-
доцент Новиков перевел н я отдал
в «Речь» или «Молву», получился
великолепный фельетон, за кото-
рый мне заплатили 57 или 67 руб-
лей. Поль Ф ор - король поэтов, но
очень бедный человек, и я помню,
как я торж ественно послал эти
деньги в Париж.
В ответ Поль Ф ор прислал мне
в «Собаку* оттиск своего журна-
ла. В нем была громадная поэма
Поля Фора. Когда началась война,
журналы приходить перестали.
М ою судьбу во время войны
решил Маяковский. Он был пер-
вым призван н при помощи ныне
здравствую щ его
композитора
Щербачева был по блату зачислен
в автомобильную роту. Щербачсв
был кадровым офицером, но при
этом больш им композитором. У
него уже была симфония. Маяков-
ский ездил со Щ ербачевым в ав-
томобиле (Щ ербачев имел звание
капитана), и я поражался смелос-
ти и наглости Маяковского, кото-
рый вообще-то был застенчивым и
целомудренным человеком. Сидит
себе М аяко вски й в маш ине со
Щербачевым в качестве нижнего
чина и сигара во рту. Он вел себя
страшно развязно, ни на минуту не
чувствовал себя нижним чином, а
чувствовал себя М аяковски м -
аристократом духа, чувствовал,
что он персона грата. Даже форму
он носил нагло (если так можно
сказать о Маяковском): все пуго-
вицы были не застегнуты, во всем
был артистизм, а не выправка. Все
выговоры должны были сыпаться
на него.
В это время появились объяв-
ления явиться в полицию ратни-
кам второго ополчения 1875-74 г.
М ой год был 75, и я был в диком
отчаянии. Маяковский мне расска-
зал о Щербачеве, который многих
устроил в лоно автом обильной
роты. Там же был и Радаков, но
первым туда попал Маяковский, и
его там страшно любили и уважа-
ли. М аяковский велел мне пойти
к Щербачеву.
Я уже был призван. Вхожу в ка-
бинет. Сидит грозный мужчина в
полной военной форме. Я говорю:
- Честь имею явиться.
Я вас устрою, мне говорил
Владимир Владимирович, - и сра-
зу начался разговор композитора
Щербачева с Борисом Прониным.
- Тут есть санитарный взвод,
где не будет муштры. Если бы я
попал, подобно Пясту, на фронт,
меня бы забили, я был абсолютно
не военный человек, и Маяковский
был моим спасителем.
«Собака* погибла во время
войны, когда градоначальство на-
чало сражаться с клубами и заве-
дениями, где пили вино или вод-
ку. П оявилась оф ициальная б у-
мажка, что в буф етах клубов и
обществ запрещается пить вино.
Наши приносили вино в карманах.
Буфет был заперт, но Цыбульский
и Радаков приходили всегда на-
груженные бутылками. Буты лки
эти затем совали под диван, но
однаж ды был обы ск: ш аш ками
выгребали из-под диванов дю ж и-
ны бутылок, тогда градоначальник
закрыл «Собаку».
Потом нас одолели долги и нас
позорно описали, надо было вне-
сти какую -то микроскопическую
сумму, но мы были настолько рас-
теряны, что нас продали с молотка,
совсем как в оперетке. Был выне-
сен стол, стучали молотком, и то.
что теперь называется «барахло»,
было продано за 37 тысяч рублей.
..
М ой приятель В иктор Кру-
ш и н ски й (он был директором
большого завода) заплатил 37 ты -
сяч рублей и спас доброе имя «Со-
баки» и мое, он заплатил и Бекке-
ру за рояль, Бауэру за вино, цве-
точному магазину за розы.
.. Это
было весной 1916 года.
Я снова начал поиски подвала
и нашел на М арсовом поле, где
была выставка «Мира искусства»,
где жила знаменитая Добычина,
призвал Щ уко, Григорьева, Добу-
ж ннского, и с безумным трудом
возникло новое.
М ы долго думали, как его на-
звать. Как-то я с Верой Александ-
ровной поехал в мастерскую С у-
дейкина, который заканчивал тог-
да картину «П ривал комедиан-
тов». Эта картина и дала название
подвалу, Д о б уж и н ски й сделал
марку, но менее удачную, чем для
«Собаки*.
Это уже был не кабачок, а ско-
рее подземный театр, где были ре-
гулярные постановки и программы.
«Собака» же базировалась на экс-
промтах.
В «Привале» выступали М ей-
ерхольд, Щ уко, Добужинский, Бе-
нуа, сливки художников. Выступа-
ли Усачев, Тиме, Бонди (тогда на-
чинающий актер, теперь орденоно-
сец), Горин-Горяинов. Там была
постановка Мейерхольда «Ш арф
Коломбины».
Туманно помню вечер, когда
Горький очень защищал ф утурис-
тов, разразился большой речью в
защиту нудности футуризма. Было
яркое выступление, тут он мог при-
ветствовать М аяковского, но об
этом я боюсь говорить.
Билеты в «Привале* тоже за-
писывались на членов, а кассы не
было. Война разрушила и эту боге-
му, и фигуру Маяковского в «При-
вале* я слабо помню. Хлебников
бывал.
ІІт юіш н Петгі>буі>/а.
Л?
3 (31)/2006
предыдущая страница 81 История Петербурга №31 (2006) читать онлайн следующая страница 83 История Петербурга №31 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст