уша Петербурга
тьяне принять фамилию - “Гнедич”
и отчество - “Григорьевна”»14. Та-
ким образом, дело вроде бы про-
яснилось, но не совсем. Н еясно,
кто же были ее родители? Возмож-
но, Григорий Петрович Гнедич же-
нился на женщине, у которой уже
была дочь Татьяна. Возможно, что
у Григория была дочь от другой
женщины, а жена согласилась стать
ее новой мамой. Другой вариант -
удочерение добрачного ребенка, и,
наконец, бездетные супруги взяли
на воспитание малолетнюю девоч-
ку и привязались к ней, как к род-
ной. В любом случае это был по-
ступок ее родителей, который, как
видим, послуж ил отправной точ-
кой для всей дальнейшей нелегкой
судьбы Татьяны.
Татьяна Гнедич вспоминала, что
в возрасте семи-восьми лет она с
родителями переселилась в М оск-
ву, очевидно, в связи с империали-
стической войной. В М оскве они
пробыли пять-шесть лет и жили у
родственников, о которых иногда
осторожно упоминала Татьяна Гне-
дич, называя их «московские Гне-
дичи». Останавливалась она у них
и позже, во время деловых поездок
в Москву. Сегодня можно назвать
и степень родства, и адрес. Она об-
щалась с Сергеем Васильевичем
Гнедичем, своим троюродным дя-
дей, прож ивавш им одно время в
М оскве по адресу: Суворовски й
бульвар, д. 6, кв. 23 а15.
Л. Чуковская в своих записках
об Анне Ахматовой привела выс-
казы вание некоей Средневской,
которая, намекая на Т. Гнедич, го-
ворила:
« - Теперь старые дамы пыта-
ются присоединиться к Ане. Недав-
но я слышала об одной, которая у
кого-то отняла твою книгу, потому
что, мол, у нее и с книгой и с тобой
“столько связано”: вы обе любили
одного человека, и она его тебе от-
дала.
- Э то Владимира Кази м и ро-
вича, - засмеялась Анна Андреев-
на. - Какая чушь.
...»16.
Был ли здесь зашифрован на-
мек на соперницу, неизвестно.
М ало кто знает, что А. А. Ахматова
имела среди узкого круга людей
прозвище «птица».
Среди немногочисленных род-
ственников Татьяны Гнедич извес-
тны двое - это Сергей Васильевич
Гнедич (1886-1967), окончивший
Александр Васильевич Гнедич
Л есной институт в Петербурге и
проживавш ий в М оскве со своим
семейством, и его брат Александр
Васильевич, в семье его звали «Ва-
сильчик» (1883-1963), окончив-
ший в 1913 году тот же институт и
ж ивш ий в Л енинграде. Татьяна,
когда бывала в Москве, останавли-
валась у Сергея Гнедича, хотя при
этом подвергалась определенному
риску. Дело в том, что Сергей, как
бывший царский офицер (полков-
ник инженерных войск), был арес-
тован в 1930-х годах и приговорен
к 5 годам И ТЛ , видимо, в «профи-
лактических» целях.
Александру Гнедичу пришлось
на время покинуть Ленинград. Н е-
известно, был ли он во время пас-
портизации в начале 1930-х годов
(кировский поток) «вычищен» из
Ленинграда, или сам от греха по-
дальше убыл в г. Каргополь, где слу-
жил по своей лесоводческой части.
Сергей Васильевич Гнедич, ка-
ким его помнили, был весьма на-
чи тан н ы м человеком , н еравн о-
душ ны м к варварству. С о хр ан и -
л ись д окум ен ты , позволяю щ ие
судить об этой его черте. Во вре-
мя одного из приездов в Л енинг-
рад весной 1958 года он посетил
М итроф аньевское кладбище, где
покоилось много известны х лю -
дей, и в том числе его мать, и при-
шел в ужас от увиденного. Это за-
ставило его взяться за перо и на-
писать известной (и даже знаме-
н итой ) в то время ж урналистке
Татьяне Тэсс. Письмо относится к
истории П етербурга-Ленинграда
и достойно того, чтобы его приве-
сти полностью.
«Многоуважаемая
Татьяна Николаевна.
Высказанные в одном из Ваших
фельетонов мысли о латвийских
кладбищах позволяют мне надеять-
ся на внимание, которое Вы удели-
те одному из кладбищ Ленинграда.
Мне долго не приходилось бы-
вать в этом городе. По приезде я
отправился на Митрофаньевское
кладбище, к могиле моей матери.
Мне было известно о проведенных
на кладбище оборонительных р а -
ботах в период блокады и о закры-
тии кладбища для захоронения. Я
был уверен в разбивке парка на
месте погребения. Но увидел со-
всем другое.
М итрофаньевское кладбище
расположено в полутора километ-
рах от Балтийского вокзала, рядом
с которым воздвигнута станция
метро. Случайный встречный на
мой вопрос - как пройти на клад-
бище, любезно ответил - «ах, вам
на барахолку? Сядьте или в такси,
стоит 1 рубль, или в автобус -
50 коп.».
Как-то не увязывались эти по-
нятия - барахолка и кладбище. Он
оказался прав - у здания станции
метро стояла полуторатонка с бо-
ковыми сиденьями. Мне удалось
сесть, а к моменту отхода, через
2 -3 минуты, грузовичок был пере-
полнен стоящими пассажирами.
Подъехав к кладбищу, увидел вере-
ницу подобных же грузовиков и
такси, регулярно курсирующих по
линии “барахолка - ст. метро”.
Что же осталось на месте
кладбища? Случайно уцелевшие,
покосившиеся два-три деревянных
креста; мет аллические кресты
ушли в металлолом, надгробья - на
стройку. Так надо полагать, так как
ни тех, ни других на территории
кладбища нет. Изрытая земля -
чему оправдание блокада. Навезен-
ный холм свалочного грунта. Но ос-
нову основ составляет барахолка.
Это огромный участок кладбища,
обнесенный высоким прочным забо-
ром, со служебными постройками
и с очень малым количеством наско-
ро сбитых ларьков и прилавков.
Большая часть продажи произво-
75
И ст ория П ет ербурга. № 4 (3 2 )/2 0 0 6
предыдущая страница 74 История Петербурга №32 (2006) читать онлайн следующая страница 76 История Петербурга №32 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст