пых люден». Образ же библейс-
кого царя Давида как бы осенял и
царствующий град12.
Давида-псалмопевца уп ом и -
нал Феофилакт Лопатинский, рек-
тор московских училищ , в своем
«Слове о благодарственном мире»,
произнесенном 1 января 1722 года
в Успенском соборе М осковского
Кремля. Оно вошло в официаль-
ное торжество но случаю подписа-
ния Ннш тадтского мирного дого-
вора со Ш вецией (1721 год). Тор-
жества длились 4 месяца и закон-
чились грандиозным карнавалом
на масленицу.
В своем «Слове* Ф еоф илакт
рассказывал о долгой и «много-
трудной Северной войне», кото-
рая наконец-то завершилась м и-
ром. Автор подробно излагал пре-
имущества мира и в этой связи
вспоминал стих Давида - «Пса-
ломнпка». в котором говорилось,
что там. где мир, там «довольство*
и «изобилие*. Ф еоф илакт цити-
ровал Псалом 121 - пожелание
Давида И ерусалим у: «Да будет
мир в крепости твоей, покой во
дворцах твоих*13.
Впечатление такое, что ни один
автор панегирических текстов не
обходился без того, чтобы ни срав-
нить Петра Великого с Давидом -
воином, царем, государственным
деятелем, псалмопевцем.
Но Петр Великий - не только
«второй Давид*, он также «второй
Моисей». Подобно «вождю Исра-
илитскому*. «великому во проро-
ках*, который прошел «со всем
Израилем море Черемное* и «в
воспоминание своего избавления
установи праздник Пасху*, - вдох-
новенно проповедовал в походной
церкви Преображ енского полка
иеромонах Гавриил в 1719 году, в
10-летнюю годовщину Полтавы. —
так и Петр, «благочестивейш ий
монарх»,
побеливш ий
гордого
«свейского фараона», узаконил
день победы под Полтавой как день
«благодарственный из ролы
в
роды* «в воспоминание благодея-
ния Бож ия*14.
Кроме Самсона. Давида и М о-
исея на страницах петровских па-
негириков перед читателем прохо-
дит длинная вереница библейских
героев: здесь патриархи Авраам и
Исаак, родоначальники колен И з-
раиля Иосиф, Дан. Вениамин, Иуда,
цари Саул и Соломон, военачаль-
J J _
е и з в е с т н о е о б и з в е с т н о м
ники И и сус Навин и М аккавеи.
Встречаются и другие имена - су-
дей, пророков, священников. В этих
текстах библейские герои как бы
окружают Петра, образуя своеоб-
разный хоровод. Каждый из них
высвечивает различные грани лич-
ности императора, создавая объем-
ное представление о величин его
фигуры и грандиозности подвига.
Однако, по мысли авторов тек-
стов, Петр Великий не только со-
вмещает в себе достоинства биб-
лейских героев, но и превосходит
их. Особенно ярко и талантливо
поведал об этом Феофан Проко-
пович, когда произносил свое зна-
менитое «Слово на погребение.
..
Петра Великого* в Петропавлов-
ском соборе С анкт-П етербурга
8 марта 1725 года. Петропавловс-
кий собор еще не был достроен, и
внутри него соорудили времен-
ную деревянную церковь для про-
ведения обряда погребения. Он
начался с литургии, по окончании
которой на кафедру взошел архи-
епископ Феофан Прокопович. Он
произносил свое «Слово* около
часа, оно. по словам очевидца, по-
стоянно прерывалось «плачем и
воплем слушателей*. После пер-
вых же слов: «До чего мы дож и-
ли, о россияне? Что видим? Что
делаем? Петра Великого иогреба-
Меркурий и Ноев ковчег
И. Зубов Офорт
Вверху:
«/
Плоды мира:
II Утешается гю волнении
».
Один из трех транспарантов
фейерверка 28 января 1722 г.
в Москве по случаю
Ннштадтского мира
ем!* - Прокопович «сам залился
слезами, и возрыдало все множе-
ство всех людей в церкви», - вспо-
минает мемуарист15.
Прокопович сопоставлял Пет-
ра с библейскими героями: «Се
оный твой, Россие, Сампсон.
.. се
Моисей твой.
.. се твой Соломон.
..
се твой, о церкве российская, и
Давид.
..». Перечислив «бесчислен-
ные его славы», Ф . Прокопович
обратился к слушателям с утеше-
нием: Петр умер, но они не осиро-
тели, дух преобразователя остался
жить в его делах1®
.
Чем привлекала петровских
идеологов ветхозаветная и сто-
рия, почему оказываются такими
востребованными библейские ге-
рои? Дело в том. что Петр 1 и его
сподвиж ники, осущ ествлявш ие
реформы, осознавали себя перво-
проходцами. По их пониманию,
они заново творили русскую ис-
торию, начиная ее «с белого лис-
та*. О ни чувствовали себя при-
званными создать новую нацию,
новую породу людей. Они созда-
вали новую Россию, и эта Россия,
по их представлениям, была мо-
лодой и прекрасной.
В одной из любимых Петром
античных аллегорий, получивших
широкое распространение, изобра-
жался царственный скульптор (с
короной на голове), высекающий
из каменной глыбы прекрасную
женскую статую, также в короне и
досиехе. Для образованных людей
смысл аллегории был ясен: Петр в
виде античного скульптора Пигма-
лиона высекает, создает Галатею -
Россию и силон своей лю бви
оживляет ее.
Н о античность была понятна
лиш ь тонкой прослойке просве-
щенных людей. Сю жеты же биб-
лейской истории, как и библейс-
кие образы, особого объяснения не
требовали. Однако дело не только
в этом. Петр I и его сподвижники,
идеологи и апологеты находили в
ранней истории Израиля пара.сте-
ли с русской действительностью.
То колоссальное напряжение, тот
драматизм событий, та многотруд-
ная работа по созданию государ-
ства. которые были характерны для
эпохи первых столетий пребыва-
ния Израиля на исторической аре-
не, представлялись петровским ре-
ф орматорам созвучны ми совре-
менной им истории России.
История
//« и г/% » « /. .V .?
(33)/!ИНН1
предыдущая страница 60 История Петербурга №33 (2006) читать онлайн следующая страница 62 История Петербурга №33 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст