И
стория - сегодня
36
П етербургской академии наук,
профессором математики и физи-
ки Г. Крафтом. Собственно описа-
ние Л едяного дома составляет
лишь часть книги, все остальное -
рассуждения естественнонаучного
порядка. Дом, «учиненный боль-
ш им количеством ледяной мате-
рии», по идее мог бы стоять в од-
ном ряду с «итальянскими опыта-
ми» Э. Торричелли и Б. Паскаля,
«магдебургскими полушариями»
О. фон Герике, с придворными то-
карнями петровского времени, ко-
торые ценились не только как мас-
терские, но и как само зрелище
машины - «театрум махинарум»17.
Маскарадное шествие к Ледя-
ному дому, поставленное с участи-
ем всех народностей, населявших
империю - «всего государства
разночинцев и разноязычников»18,
тоже было устроено по научной
программе. М аскарадная комис-
сия во главе с А. П. Волынским, за-
нимавшаяся «составлением проек-
та маскарадного для оного церемо-
ниала и всеми к тому приготовле-
ниями»19, действовала в соответ-
ствии с результатами последних
научных экспедиций В. Беринга,
Г. Миллера, С. П. Крашениннико-
ва. То было тщательно организо-
ванное зрелище, поражавшее зри-
теля не только разнообразием, но
и тем, что «нимало во установлен-
ном порядке помешательства не
было»20. Перед Ледяным домом -
театром экспериментальной физи-
ки - было разыграно зрелище эт-
нографии и географии.
Только отчаянно модернизи-
руя ситуацию, можно считать при-
дворные зрелища X V III века пус-
тыми забавами и беспечной тра-
той денег. Из X IX века, когда су-
щественно изменилась роль науки
в обществе и способы ее организа-
ции, когда изменился статус науч-
ной деятельности и ученых про-
фессий, когда физические опыты
вошли в программу школьного об-
разования, придворны е забавы
А н н ы
И оанновны
показались
странностью.
Забвению оказался предан еще
один важ ны й момент. Л едяной
дом 1740 года и шутовская свадь-
ба с маскарадным шествием были
частью празднования Белградско-
го мира. В программе празднова-
ния были торжественные приемы
во дворце, раздачи наград и подар-
ков, фейерверки, итальянская опе-
ра. Как вспоминал В. А. Нащокин,
«все походные штаб и обер-офи-
церы были трактованы во дворце
богато за убранными столами и по
два дни обедали и потчеваны до-
вольно». Для всех горожан тоже
было приготовлено угощ ение -
жареный бык и бочки с вином, ус-
тановленные перед дворцом, импе-
ратрица наблюдала за этим с бал-
кона и бросала вниз золотые мо-
неты. Ледяной дом также был час-
тью всенародного празднования и
решал определенную эмблемати-
ческую задачу.
Войска, шедшие торжествен-
ны м маршем через весь город к
дворцу императрицы, были увен-
чаны кокардами из настоящ его
лавра, «ибо в древние времена
римляне, с победы, входили в Рим
с лавровыми венцы»21. Славные
«римляне» марш ировали мимо
Ледяного дома, потехи исклю чи-
тельно северной, нигде более не-
возможной22. Если римский три-
умф представлял собой универ-
Гостиная в Ледяном доме.
С гравюры из книги Г. Крафта
сальную традицию, универсаль-
ную в том смысле, в каком антич-
ный Рим считался колыбелью все-
го цивилизованного человечества,
то Ледяной дом олицетворял три-
умф Севера.
Ю г и Север - понятия, наде-
ленные в X V III веке не только гео-
графическим, но метафорическим
смыслом - это цивилизация и ди-
кость.
П оэтому,
как
показал
Л. Вульф, в путевых заметках ино-
странцев X V III века о России был
так важен образ контраста - тепло
и холод, лед и пламень, образ про-
странства, где встречаются циви-
лизация и варварство23. По словам
графа де Сегюра, Петр Великий
победил природу, «распространив
над этим вечным льдом живитель-
ное тепло цивилизации»24. Похва-
ла Северу стала специфическим
мотивом национальной поэзии:
«Немало зрю в округе я доброт: / /
Реки твои струи легки и чисты / /
Студен воздух, но здрав его есть
род» (В. К. Тредиаковский). Тема
укрощения Севера стала поводом
для особой гордости, аспектом на-
ционального достоинства: «Где
снега вовек не тают / / Там науки
процветают» (А. В. Сумароков).
Северная держава уподоблялась
древним и прославленным цар-
ствам юга: «Но Бог меж льдисты-
ми горами / / Велик своими чуде-
сами: / / Там Лена чистой быстри-
ной, / / Как Н ил народы напояет / /
И бреги, наконец, теряет, / / Срав-
нившись морю шириной». И даже
превосходила их: «Небесной сине-
вой одеян, / / Павлина посрамляет
вран» (М. В. Ломоносов).
Огонь, извергавшийся из ле-
дяных фигур, ледяные окна, осве-
щенные огнями свечей, ледяные
деревья вперемеж ку с ж ивыми,
померанцевыми, - весь этот «лед
и пламень» был устроен как воп-
лощенная метафора.
Маскарадное действо в рамках
викториальных торжеств - тради-
ция Петровской эпохи. А. М. Пан-
ченко считал, что шутовские дей-
ства были, по замыслу Петра, «шко-
лой веселья», в которой формаль-
но соединились и западные образ-
цы всешутейного собора, и скомо-
рошеские площадные зрелища25.
Из записок В. А. Нащокина видно,
как похожи «курьезная свадьба»
князя-папы П. И. Бутурлина, вхо-
дившая в программу празднования
Ниш тадского мира, и курьезная
свадьба Голицына в дни праздно-
вания Турецкого мира. Н о если
свадьба князя-папы П. И. Бутур-
лина представляла собой секуля-
ризованную и европеизированную
скоморошью потеху, то свадьба Го-
лицына явно эволюционировала в
строну ученой забавы.
Турецкий мир принес России
сомнительную выгоду: «.
..такого
постыдного смеш ного договора,
как белградский 1739 г., ей заклю-
История Петербурга. № 6 (34)/2006
предыдущая страница 35 История Петербурга №34 (2006) читать онлайн следующая страница 37 История Петербурга №34 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст