^ ^ ^ / е и з в е с т н о е о б и з в е с т н о м
Помощь зубных врачей была не
по карману обычному горожанину,
что вилно из объявлении в газетах
того времени: врач готов был выехать
в любое время суток к пациенту, при-
славшему карету со слугой, знавшим
французский язык. Но при этом в рек-
ламе услуг Гессельбаха, Камп ион и и
Шоберта упоминалось об оказании
бесплатной помощи неимущим петер-
буржцам, что, по всей вероятности,
являлось просто удачным реклам-
ным трюком. Эти, хотя и не всегда
добросовестные, иностранцы утвер-
дили окончательно мысль, что зани-
маться лечением зубов должны имен-
но зубные врачи, которых надо соот-
ветственно готовить. Ведь даже цар-
ственные особы страдали от отсут-
ствия у врачей специальных навыков
именно в области стоматологии.
Уже в конце жизни Екатерина 11
не без содрогания вспоминала в сво-
их «Записках» проблемы с зубами
более чем тридцатилетней давности.
С лета 1749 года, почти пяти меся-
цев. ее, тогда еще великую княгиню,
страшно беспокоила зубная боль.
Екатерина даже была вынуждена бо-
лее десяти дней не вставать с посте-
ли. В середине декабря, по дороге из
Москвы в Петербург, у великой кня-
гини вновь страшно разболелись
зубы. По приезде в Царское Село она
тут же послала за Боергавом, первым
медиком императрицы Елизаветы
Петровны, и после долгих разгово-
ров настояла на том, чтобы вырвать
давно беспокоивший ее зуб. Был при-
глашен Гион, лейб-хирург Екатери-
ны, после чего началась операция:
«Меня посадили на пол: Боергав дер-
жал с одной стороны, Чоглокова с
другой, и Гион выдернул мне зуб, но
в ту минуту как он дергал, изо рту у
меня хлынула кровь, из носу потек-
ла вода и из глаз слезы. .
..Вместе с
зубом Гион оторвал часть десны при-
росшей к зубу». Екатерина проболе-
ла почти месяц; на лице великой
княгини долго оставались страшные
синяки и явные следы от пяти паль-
цев хирурга. Косметический аспект
вопроса просто оставался в стороне
для врача, так неудачно применив-
шего зубной ключ. Неудивительно,
что предвидевший такой результат
Боергав возражал против экстрак-
ции, а сама императрица плакала от
сочувствия к невестке*.
Кстати, Екатерина еще в юном
возрасте лишилась за небольшой про-
межуток времени нескольких корен-
ных зубов. В то время основным ме-
тодом лечения признавался ради-
кальный, потребовался не один век,
чтобы утвердить в России преимуще-
ство консервативного лечения зубных
болезней.
Вероятно, именно память о пе-
режитых страданиях руководила
Екатериной II, когда она в 1791 году
была вынуждена дать позволение вы-
дернуть зуб своему любимому внуку
Александру Павловичу. Четырнадца-
тилетний великий князь также «по
долгом терпении* решился на экст-
ракцию. «Его высочество перенес
сие действие, не произнеся ни ма-
лой жалобы, с довольною по летам
его твердостию духа, хотя и чувство-
вал общую боль, в рассуждении что
зуб был коренной*5. Отсутствие яр-
ких и страшных подробностей по-
зволяет думать, что операция была
сделана достаточно профессиональ-
но - ведь теперь ее произвел уже зуб-
ной врач. Автор этого рассказа, вос-
питатель будущ его императора
Александра I, генерал-поручик
А. Я. Протасов, к сожалению, не за-
писал имя этого врача.
Зато точно известны данные зуб-
ного врача, обслуживавшего семью
последнего российского императора.
Благодаря дневниковым записям са-
мого Николая II можно довольно точ-
но установить, когда и как проходи-
ли визиты лейб-дантиста император-
ской четы С. С. Кострицкого, прак-
тиковавшего в Ялте.
Сергей Сергеевич Кострицкий
навещал Романовых и во время их
ссылки в Тобольск в октябре 1917 года.
Краткие дневниковые записи бывшей
императрицы перекликаются с воспо-
минаниями комиссара по охране пос-
леднего царя и его семьи В. С. Панк-
ратова: «Наконец приехал из Крыма
зубной врач, который считался зуб-
ным лейб-медиком бывшей царской
семьи.
.. Поселился он у меня, а враче-
вать членов бывшей царской семьи
ходил в дом губернатора. .
..На меня он
производил впечатление доброго от-
крытого человека, именно человека, а
не ремеслен ника- карьериста *6.
Бывшую царскую семью в ссыл-
ке осматривала и томский дантист
Мария Рендель, записи которой при-
влекались для экспертизы царских
останков. Интересно, что они не со-
впали с выводами председателя уче-
ного совета Военно-медицинской ака-
демии профессора Попова, обследо-
вавшего «царские* черепа7.
Вообще же медицинская деятель-
ность в России была регламентиро-
вана лишь в 1818 году - ее упорядо-
чила краткая инструкция лейб-меди-
ка Я. В. Виллис. Первоначально Ме-
дицинская часть была придана Глав-
ному штабу. Самостоятельное же Уп-
равление врачебной частью М ини-
стерства императорского двора было
создано в 1843 году но высочайше ут-
вержденному положению «О придвор-
ной Медицинской части*, действо-
вавшему до 1888 года. Этим положе-
нием учреждалась и штатная долж-
ность придворного дантиста, в обя-
занности которого входило оказание
стоматологической помощи членам
императорской фамилии, а также
многочисленным придворным и их
родне. Дантист должен был немед-
ленно являться по приглашению при-
дворных врачей и самих придворных
чинов. В остальных же ситуациях
действовали правила для окружных
гоф-медиков, организация деятельно-
сти которых представляла собой про-
образ современной поликлиническом
службы. Таким образом, дантист об-
служивал не только высокопостав-
ленных особ, но и многочисленную
дворцовую обслугу, что в целом дава-
ло немалую профессиональную на-
грузку. При этом медицинская по-
мощь оказывалась бесплатно.
Впрочем, содержание придвор-
ных дантистов было высоким, неред-
ко составляя сумму, превышавшую
штатное жалованье в 572 рубля се-
ребром в год (половина - так называ-
ем ые столовые). Это было в два рала
меньше жалованья гоф-медика и в
три раза - лейб-хирурга. А уж воль-
нопрактикующие врачи за одну экст-
ракцию получали только по 15 копе-
ек. Но, например, зубному доктору
двора Г. Ж оли в 1829 году было на-
значено жалованье в 2000 рублей, а
внештатному зубному врачу Мерфи
(Я. О. М урф ию ) - 1500 рублей се-
ребром в год (1851 год). Известно, что
придворные дантисты оказывали
безвозмездную помощь нижним чи-
нам лейб-гвардии, учащимся Царс-
косельского лицея. Это поощрялось
властями: в 1848 году стоматолог
Беймельбургбыл награжден 50 руб-
лями серебром".
Служба медиков при дворе была
увязана с классностью Табели о ран-
гах. Дантисты двора его императорс-
кого величества, почетные дантисты
могли получить чипы от 12-го до
9-го класса, то есть от губернского
ІІгпю
і>ии Прпч'рГчциа. .\Ь 2 (36)/2007
предыдущая страница 57 История Петербурга №36 (2007) читать онлайн следующая страница 59 История Петербурга №36 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст