литературного объединения «Куз-
ница» Ф едор Кузьм ич Гастев в
конце 1920-х годов предлагал со-
здать нз фабричных сигналов сво-
еобразный орган, который но ут-
рам бы пел гимн труду. Это было
частью общего процесса эстетнза-
ции символов индустриализации.
Ш естерни и детали механизмов
становились
частями
худож е-
ственных композиций, советский
народ в 1920-1930-е годы лю бо-
вался немыслимыми ранее декора-
тивными установками «Ш арико-
подшипник» и «Блюминг*11. В бо-
лее позднее время шестерни и на-
ковальни были заменены ком м у-
нистическими символами, что со-
провождалось и заметным охлаж-
дением к соответствующему «оз-
вучиванию» наступившей эпохи*5.
Н о в 1950-е годы изображ ения
ф абрично-заводских ды мов еще
значились в списке «положитель-
ных* советских символов. В газе-
те «Вечерний Ленинград» за 1957-
1959 годы характерны й силуэт
промышленного района (дымящие
трубы, домны, водонапорные баш-
ни. копры и т. д.) использовался
для декорирования рубрики «Куда
пойти работать*.
Когда началось массовое стро-
ительство жилья, спальные кварта-
лы стали теснее соседствовать с
промышленными зонами, и могу-
чие сигналы мешали отдыху трудя-
щихся. Существует версия, что по-
всеместная отмена гудков связыва-
лась с событиями 1962 года в Н о-
вочеркасске. когда рабочие тамош-
них предприятий выступили про-
тив произвола властей и были рас-
стреляны солдатами. Власть стала
побаиваться пролетариев*. Отмена
заводских гудков стала столь за-
метным изменением в акустичес-
кой атмосфере, что на него отклик-
нулась даже советская эстрада.
Э. Колмановский положил на не-
затейливый мотив столь же неза-
тейливые слова М . Матусовского:
Теперь умолкли поезда,
II не кричат автомобили,
И, между прочий, навсегда
Гудок фабричный отменили.
Такая тишь над городкам.
Такам покоем дышат дат .
А мы не вре.мя с тем гудкам,
Мы вао судьбу свою сверят .
А кусти чески м и
эф ф ектами
сопровож дались похороны глав
^ Н е и з в е с т н о е о б и з в е с т н о м
государства. «Ленинградская прав-
да» писала 10 марта 1953 года: «В
скорбную
мелодию
оркестров
вплетается знакомый звон крем-
левских курантов*. И над ш иро-
кой заснеженной Невой, над всем
огромным городом, сотрясая воз-
дух, гремит первый залп прощаль-
ного салю та. Е м у откликаю тся
протяжные гудки заводов и фаб-
рик Выборгской стороны.
.. гудки
паровозов и кораблей.
.. На набе-
режных Невы замерли в безмол-
вии ты сячи людей.
... П ож илая
женщина в платке стоит у гранит-
ного парапета при въезде на Киров-
ский мост, на руках у нее - девочка
в пуш истом меховом пальтеце.
Ж енщ ина прижимается щекой к
румяному личику ребенка и гово-
рит потрясенно, порывисто:
- Слуш ай, доченька, слушай:
это хоронят Сталина!*37.
Петербург как промышленно-
торговый центі)так же двуедино пах
и звучат. И. И. Пушкарев отметил,
что торговая акустическая состав-
ляю щ ая столицы проявлялась в
«шуме спорящих партий и унылых
напевах “Santa M aria" задумчиво
сидящ его на палубе ш кипера*3*.
Спецпатпзацпя различных торжищ
порождала своеобразную запахо-
вую географию столицы. Самы й
мощный рыбный дух - на Мытном
дворе (Калаш никовская пристань
за См ольны м монасты рем) и на
Сельдяном буяне. На первом месте
продавались ладож ские сиги и
лещи, беломорская треска и горбу-
ша. селигерские снетки, волжские
осетры и т. д. На втором оптом про-
давалась сельдь. Там выгруж али
ежегодно несколько пароходов с
этим заграничным товаром. Бабы-
«селедочницы», получив его через
трех-четырех перекупщиков, успе-
вали продать «на крик* до 100 ры-
бин в день, зарабатывая на каждой
по копейке19. Особенно сильно рыб-
ный запах разносился по городу в
период Великого поста, причем
именно в то время бойко шла тор-
говля соленой треской40. Если трес-
ковый «дух* ош еломлял, можно
было побиться об заклад, что товар
прибыл с Поморья. Северяне эко-
номили недешевую соль и. кроме
того, считали ненужным при заго-
товке особо торопиться с обработ-
кой улова, тщательно чистить туш -
ки. Простой народ «брал и так*, со-
гласно традиционному представле-
нию о том, что рыба может (долж-
на) быть с душком. Последний, по
выражению бытописателя середи-
ны X IX века, давал обывателю «тол-
чок но носу* и причислялся к впе-
чатлениям из разряда «унеси ты
мое горе!*. Отечественная размачи-
ваемая треска («тресушка») согре-
вала душу квасным патриотам тем,
что по своей вони ничуть не усту-
пала знаменитому лимбургскому
сыру41. Рыба импортная или приго-
товленная промышленником, рас-
считывавшим на зажиточные и бо-
лее требовательные слои населения,
пахла более привлекательно. Это
был тот самый «лабардан*, кото-
рым Манилов угощал Чичикова
в
«М ертвых душах*. Такую перво-
сортную треску ловили возле Лаб-
радора. но выговаривать название
далекого канадского полуострова
русским людям оказалось сложно.
Поэтому оно было переделано так
же, как Ораниенбаум переиначили
в Рамбов, а Ш лиссельбург - в
Ш лю шин. То, что масса рыбных и
мясных продуктов продавалась «с
душ ком*, во многом объяснялось
полным отсутствием до 1911 года
пром ы ш ленны х холодильников.
Сущ ествовавш ие же ледники не
всегда выходили победителями в
борьбе с летней жарой42. В несколь-
ких местах на городских окраинах
ноздри проголодавшегося горожа-
нина щекотал запах дешевой варе-
ной колбасы. Колбасные заводики
устраивались в заводских районах,
чтобы максимально приблизить по-
пулярный товар к главному потре-
бителю - рабочему люду. Исчезали
проблемы с хранением скоропортя-
щегося товара, и цена не подскаки-
вала из-за высокой стоимости пе-
ревозки43.
Присказки-скороговорки при-
казчиков создавали па рынках осо-
бую атмосферу бойкого торгового
места: «Не будь дурачком, покупай
яблоки с брачком, по копейке шту-
ка! Не обходи рыбака, бери ладож-
ского судака! П ироги с луком, с
перцем, с телячьим сердцем!*.
Действенность криков подкрепля-
лась духом, исходившим от разно-
счиков. распространявших «на не-
скол ько ш агов вокр уг запах от
ж ирной колбасы, жареной рыбы,
говядины, вареного картофеля и
пирогов*44. На все лады просили
копеечку нищие, пели шарманки и
гармоники45. Не налагалось силь-
ff r m o /н ія //cn ir/M if/p /ii. .V»
2 ( З в ) / 2 0 0 ~
предыдущая страница 73 История Петербурга №36 (2007) читать онлайн следующая страница 75 История Петербурга №36 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст