&
о р о д д а л е к и й и б л и зки й
С тарики, ж енщ ины и дети,
стоя на болотах но колено в воде,
драли ивовую кору. О бы чно это
происходило за две-три недели до
сенокоса. Кору сушили на солнце,
обивали цепами и отвозили на ко-
жевенные заводы в Петербург, про-
давая по семи гривен за пуд.
Уникальным в своем роде яв-
лением
бы л
« п и том н и чески й
пром ы сел*. С в о и х н езакон н о-
рож денны х детей ж енщ ины со
всего Петербурга сдавали в Вос-
питательны й дом, где ребенок
проводил недели две-три, после
чего его и еще десятки таких же
брош енны х матерями детей от-
правляли «на вскормление» в де-
ревни и села Петербургской гу-
бернии. Обычно дети попадали в
более зажиточные финские семьи,
воспиты вались
по
чухон ски м
обычаям, говорили по-ф ински и
нередко переходили в лютеранс-
кую веру. Отличал питомца наде-
тый на шею «костяной знак» на
белом шелковом шнурке, заплом-
бированном печатью Воспитатель-
ного дома. На одной стороне кос-
тяного знака - круглой пластинки
величиной с двухкопеечную мо-
нету - был вырезан номер питом-
ца и год его приноса, с другой сто-
роны - крест. Ш нурок знака был
короток: если питомец умирал,
кормилица не могла надеть знак на
свое чадо, чтобы и дальше полу-
чать деньги за воспитание якобы
казенного ребенка.
Таким образом ж изнь ингер-
манландцсв текла до начала 30-х
годов X X века. Коллективизация
лишила их нажитого честным тру-
дом имущества. Д ругим повезло
еще меньше: многие были сосланы
в Сибирь, Среднюю Азию, на Х и -
бины. Посте этого массовая депор-
тация ингерманландцев временно
затихла. Начавшись в 1935-м, вто-
рая волна геноцида к 1937 году до-
стигла размеров массового терро-
ра. В стране происходило уничто-
жение невинных людей. Ф инские
школы и приходы закрывались, а
пасторы и наиболее активные при-
хожане были расстреляны или со-
сланы в лагеря. Церковь Ингрии,
возникшая четыре столетия назад,
перестала существовать.
Так постепенно вместе с людь-
ми погибали традиции жизни ин-
германландцев. Последний удар им
был нанесен в начале Великой Оте-
88
чественной войны, когда всех так
называемых врагов народа, а в дей-
ствительности ни в чем не повин-
ных представителей разных нацио-
нальностей, отправили на Крайний
Север, в Сибирь, на Урал. Так был
завершен процесс «порабощения*
ингерманландских финнов, начав-
шийся несколько веков назад.
..
М ногие из тех, кто жил в то
страшное время, навсегда остались
в местах своей ссы лки, многие
уехали в Карелию , Эстонию .
..
Л и ш ь единицы по прош ествии
стольких лет смогли вернуться в
родные края, но, увы, часто не на-
ходили своих домов, улиц, а иног-
да и целых деревень в том виде, в
каком они были оставлены.
Такая же участь постигла ин-
германландскую деревню под на-
званием Мартыкайзн Парголовс-
кого района. Испокон веков здесь
ж или ф инны, занимавшиеся мо-
лочным промыслом. И х жизнь про-
ходила в постоянном труде. Ч то-
бы прокормить больш ую семью,
надо бы ло неустанно работать.
Ж ители деревни зарабатывали на
жизнь продажей в Петербурге мо-
лока и молочных продуктов, дети
ходили в финскую школу в сосед-
ней деревне, по воскресеньям по-
сещали лютеранский приход в по-
селке Токсово. Они вели нетороп-
ливую размеренную жизнь, когда
на их головы в 1930 году обрушил-
ся груз коллективизации.
Надо сказать, что финская де-
ревня Мартыкайзн была отделена
от русской Лаврики одной лиш ь
речкой Охтой. С началом коллек-
тивизации была нарушена эта ес-
тественная разделительная черта
- русски е построили
мост,
и
ж изнь ингерм анландцев стала
подчиняться твердой руке Стали-
на. И х имущ ество стало достоя-
нием лаврнковского колхоза, и
работали они уже не для себя, а
для коллектива. Но самое страш -
ное ждало их впереди. Во время
второй волны геноцида деревня
перестала существовать.
.. нет, не
физически - те одиннадцать дво-
ров, которые там бы ли до 1930
года, продолжали стоять, - но в
1938 году нс стало больше небла-
гозвучного ф инского названия -
русская деревня поглотила целое
ингерм анландское
поселение.
Когда людей с финской стороны
деревни Лаврики в 1942 году вы-
селяли «по национальному при-
знаку*, они уже не надеялись ког-
да-нибудь увидеть родные края.
..
Вернулась в деревню одна семья.
Но ее тут никто не ждал - их дом
был занят, много порогов п р и -
шлось оббить, для того чтобы вер-
нуться в свои «родные пенаты».
Сейчас в Лаврнках живут четыре
семьи с ннгерманландскими кор-
нями, три из них - потомки се-
мьи, вернувшейся из ссылки.
Недавно я беседовала с дьяко-
ном евангелистско-лютеранского
прихода Токсово Анатолием Ива-
новичем Арикайненом, умны м и
образованным человеком, семья
которого и является четвертой се-
мьей с ннгерманландскими корня-
ми в деревне. О н приехал в Лав-
рики из-под Гатчины, где жили его
предки. Анатолий Иванович гор-
дится своим и
корням и, знает
финский язык и интересуется ис-
торией родной земли. Он уверен,
что пока есть люди, которые по-
мнят свое происхождение, они ос-
таются ингерманландцами. Н о это
лиш ь при том условии, что они
живут на своей исторической ро-
дине. Потомки же тех людей, ко-
торые после ссы лки разъехались
по всему свету, уже сформирова-
ли свое мышление в соответствии
с нормами страны, где они живут,
у них другой менталитет, и поэто-
му они не могут назвать себя ис-
ти н н ы м и
ннгерм анландским и
ф иннами.
В деревне Лаврики живет одна
женщина, в паспорте которой в гра-
фе «место рож дения» стоит -
Мартыкайзн. Никто не знает такой
деревни, потому что ее не сущ е-
ствует, нигде вы не найдете больше
ее названия, потому что эта жен-
щина - последний представитель
исчезнувшего ннгерманландского
поселения. Лю или Ивановна Ли-
укконен - истинны й старож ил
этих мест. Частично и из ее рас-
сказов я узнала историю деревни
М арты кайзн. А ведь ни в одном
печатном издании я не встречала
даже упоминания об этом населен-
ном пункте. Сколько еще таких за-
бы ты х деревень похоронено на
страницах истории? Но, в конце
концов, это не главное, ведь Ингер-
манландия существует и будет су-
ществовать, пока есть хоть один
человек, ощущающий себя ингер-
манландцем.
.. ■
ІІт ю / и ш ІІіч п г р б у р / а .
. V
2 ( 3 6 ) / 2 0 0 7
предыдущая страница 89 История Петербурга №36 (2007) читать онлайн следующая страница 91 История Петербурга №36 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст