И
стория учебных заведений
28
ко это был только внешний, показ-
ной порядок: «на вид все было чин-
но.
.. но только на вид; в сущности
самоуправство было страшное»97.
Одной из важнейших состав-
ляющих гимназической жизни был,
конечно, ученический коллектив.
По утверждению В. Ф. Эвальда,
отношения между одноклассника-
ми «были очень хороши: большие
не обижали маленьких.
.. было в
обычае некоторое покровительство
маленьким со стороны больших»98.
Но такая благостная картина явля-
лась, скорее, исключением из обще-
го правила, на что указывал и сам
автор приведенных выше строк, от-
мечая, что во многих других учеб-
ных заведениях ситуация выгляде-
ла совсем иначе. В сугубо мужском
коллективе разновозрастный состав
учеников одного класса неизбежно
порождал «неуставные» отноше-
ния: слабые должны были покупать
себе булками и лакомствами защи-
ту у сильных или терпеть побои. Ко-
ренастые, широкоплечие детины
сидели, как правило, на задних ска-
мейках, и их любимым занятием
«было бить соседей, мешать другим
следить за уроками.
.. свистать во
время уроков и производить дру-
гие беспорядки; а во время переме-
ны драться на кулачках»99. Так, даже
в Первой гимназии, кичившейся
своим аристократизмом, «были
хлыщи, дешевые остряки, подлипа-
лы и мелкие душонки, обманывав-
шие малолетних, выманивая у них
деньги и лакомства»100. Однако ве-
ликовозрастным одноклассникам
все же не давали перегибать палку:
ученика, забравшего слишком боль-
шую власть, могли коллективно
избить на перемене, да так, что ему
приходилось обращаться за меди-
цинской помощью в лазарет101.
Школа,
конечно,
занимала
очень большое место в жизни уче-
ников, скорее всего даже помимо
их воли. Повседневные впечатле-
ния приходящих и полупансионе-
ров, как видно, например, из юно-
шеского дневника Д. И. Писарева,
разнообразились домашними но-
востями, встречами с родственни-
ками, походами в гости или в ма-
газин за канцелярскими принад-
лежностями. Но все равно гимна-
зические события (ответы, баллы,
уроки и т. д.) всегда были на пер-
вом плане, вытесняя остальное102.
Что же касается пансионеров, то
для них понятия «детство, юность»
и «гимназия» были, по существу,
синонимами. Вообще, в гимназис-
тах, несмотря на отрицательные
явления, было сильно развито чув-
ство товарищества. Прежде всего
оно проявлялось в том, что выдача
друга начальству, даже если он со-
вершил какой-то противоправный
поступок, считалась непроститель-
ным малодушием, точно так же
общее презрение вызывали те уче-
ники, которые допускали, чтобы за
их вину поплатился невиновный
одноклассник. Особой сплоченно-
стью отличались все те же пансио-
неры. Младшие имели обычай де-
лится съестным: «.
..было как-то
совестно есть что-нибудь одному,
а пока можно было отломить кусо-
чек булки и хлеба.
..»; по большому
счету, «у них все было общее - и
труды, и шалости, и гроши, и ла-
комства». Для круглых сирот, ко-
торых в гимназиях было немало,
интернат по необходимости заме-
нял дом и семью103.
Многие мемуаристы писали о
том, что гимназисты вели очень
однообразную, монотонную, буд-
ничную жизнь104. Самыми просты-
ми развлечениями в
младших
классах были «обыкновенная дет-
ская возня с криком, шумом и кое-
где с дракой», игры в костяшки и
перышки105, чехарда. Летом во дво-
ре играли в лапту и рехи, зимой
катались на коньках и с горы на сан-
ках106. Любимыми коллективными
играми младших были котлы, мя-
чики и пятнашки («обжеги»), а
старших - «большой мяч, который
подбрасывали ногами, лапта и
бары»107. Однако и во время отды-
ха поведение и внешний вид уче-
ников жестко контролировались
соответствующими инструкция-
ми: фуражки должны были быть
надеты «благопристойно, а не на-
бекрень», запрещалось валяться по
земле, в песке или в снегу, ездить
на коленях, лазать через забор за
мячиками и т. д.108
Часть гимназистов коротала
время за чтением книг, но хорошие
издания «были дороги и редки, а
хрестоматии - убоги», поэтому
юные любители русской словесно-
сти составляли свои собственные
рукописные сборники. Формиро-
ванием литературных вкусов детей
никто специально не занимался,
стало быть, читали то, что попада-
лось в руки: «Горе от ума» Грибое-
дова и «Думу» Рылеева, сочинения
Пушкина и приключения Робин-
зона Крузо109, романы А. Дюма и
Ш. Поль де Кока110. В целом произ-
ведения русских классиков (Пуш-
кина, Гоголя, Лермонтова) знали
немногие молодые люди111, тем бо-
лее что в школьные программы они
вошли не ранее 1840-х годов. Одна-
ко, как утверждал бывший ученик
Первой гимназии А. Г. Авсеенко,
даже при наличии книги выдава-
лись гимназистам крайне неохотно;
стремление к чтению «не по указ-
ке» не поощрялось, а интерес к по-
эзии вообще считался предосуди-
тельным112. Легче всего воспитанни-
ки доставали авантюрные романы,
так как «они в большом числе хо-
дили по рукам из семейства в се-
мейство»113. Однако мало было до-
стать книгу, нужно было еще каким-
то образом утаить ее от начальства,
так как неучебные, посторонние
вещи у пансионеров немедленно
отбирались114. Поэтому нередко те
ученики, которые ходили в отпуск
и могли читать дома, вечером или
ночью пересказывали прочитанное
товарищам115.
Кроме того, некоторое разнооб-
разие в гимназическую жизнь вно-
сили посещения начальствующих
лиц - попечителя округа, министра
просвещения и самого государя. О
визитах обожаемого монарха все
мемуаристы отзываются с нескры-
ваемым восторгом, пылко демонст-
рируя свои верноподданнические
чувства. До начала 1830-х годов та-
кие посещения были редким явле-
нием, но затем Николай I стал сис-
тематически инспектировать граж-
данские и военные учебные заведе-
ния. Начальство гимназий бдитель-
но следило за перемещениями им-
ператора, и как только становилось
известно, что он удостоил своим
вниманием одну из школ, в других
начинали лихорадочно готовиться.
Прежде всего необходимо было
продемонстрировать чистоту и по-
рядок в гимназии. Самым строжай-
шим образом следили за состояни-
ем форменной одежды, так как она
была своего рода символом принад-
лежности к определенной корпора-
ции. В 1840-х годах приходящие
ученики петербургских гимназий
одевались в двубортные сюртуки с
красными воротниками, а пансио-
неры - в мундиры с фалдами. Каж-
И
ст
ория
П
ет
ербур
га
. №
4
(38
)/2007
предыдущая страница 27 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст