с
ады и парки Петербурга
устройством
гнезд.
При
Анне
Иоанновне в 1737 году вышел при-
каз «наловить соловьев в Москов-
ской губернии 50, в Псковской и
Новгородской тоже 50» и привез-
ти их «за добрым призрением в
Санкт-Петербург, где и пустить их
в Третий сад», а через год, в 1737
году, вышло распоряжение «о зап-
рещении ловить соловьев около
С.-Петербурга и во всей Ингерман-
ландии под жестоким штрафом»,
- боялись, что обыватель начнет
ловить соловьев из Третьего сада.
В свое недолгое правление на
этот сад обратила внимание регент-
ша Анна Леопольдовна, приказав-
шая построить в нем небольшой
домик возле ворот, т. к. на проти-
воположной стороне Итальянской
улицы был дом Румянцева, в кото-
ром поселился саксонско-поль-
ский резидент при русском дворе,
пленивший Анну Леопольдовну,
красивый граф Линар22.
Говоря о видах деревьев, вы-
саженных в Третьем Летнем саду,
нужно вспомнить о березах, кото-
рые здесь сажали с начала XVIII
века. Так, на том месте, где позднее
был построен Летний дворец Ели-
заветы Петровны, а затем Михай-
ловский замок, было посажено до
10 000 берез, 2000 рябин и 2000
деревьев черемухи. Между деревь-
ями разместили ягодные кусты, а
«для лучшего воздуха» было пред-
ложено посадить 100 кустов «ро-
зен центрифолио»23.
Косвенным образом соприкос-
нулся сад и с дворцовым перево-
ротом 1741 года. Дом цесаревны
Елизаветы Петровны находился
среди
домов,
расположенных
вдоль Красного канала у Царицы-
ного луга. Через Мойку на месте
нынешнего Театрального моста и в
те годы был перекинут мост. Глу-
хой проток тогда не доходил до
Мойки. Между ними от садового
забора и зданием конюшен были
проходы в нынешние Конюшенные
улицы. По предположению П. Н. Пет-
рова, по одному из этих проходов
должна была проехать цесаревна на
Невскую перспективу, а затем на
полковой двор Преображенско-
го полка, бывшего на месте Анич-
кова дворца24.
На территории южнее садово-
го комплекса Екатерины I, где пер-
воначально была болотистая мест-
ность с жиденьким лесочком, с 1740
года начали разводить еще один сад.
Он почти доходил до Итальянской
улицы. При Елизавете Петровне
произошло новое перепрофилиро-
вание сада: из сада-огорода и «ягд-
гартена» он начал принимать увесе-
лительный характер. В 1749 году
этот новый сад был значительно
увеличен и, прихватив всю нынеш-
нюю Михайловскую площадь, до-
ходил до набережной современно-
го канала Грибоедова. Обширный
сад, по преданию, был разбит плен-
ным шведом Конрадом Шредером.
Сад был изрезан множеством крес-
Императрица Елизавета Петровна
(1709-1761).
Гравюра Ж. Мекку
по оригиналу А. Беннера. 1817 г.
тообразных аллей и дорожек, окай-
мленных фигурно подстриженны-
ми деревьями. Здесь имелось боль-
шое количество узорчатых клумб,
а на месте нынешней Итальянской
улицы находился громадный цвет-
ник с прудами по бокам и множе-
ством зеленых переходов. Позади
него расположился большой лаби-
ринт. По центру сада тянулся «глу-
хой канал»25.
В правление Елизаветы Пет-
ровны было обращено внимание на
придворные сады. Прежде всего
им была дана новая нумерация:
весь нынешний Летний сад был
назван «Первым»; сад, располо-
женный вокруг деревянного (тре-
тьего) Летнего дворца, получил
название «Второго Летнего сада»,
и, наконец, сад у Мойки по-пре-
жнему назывался «Третьим Лет-
ним садом». Сначала этот сад ду-
мали засадить липами, которых
было много в Первом саду: «по-
требно штамбованных (прямо-
ствольных. -
И. П.)
липовых дерев
2850, кустов
от разных дерев
40 000, шпалерных липовых дерев
10 000»26. Однако вскоре решение
было изменено, и уже в 1747 году
сообщалось, что «в новостроящий-
ся сад, что при 3-м огороде потреб-
но нынешнею зимою поставить
кленовых шпалерных 25 000 дерев,
да земли черной до 100 сажен, так-
же в оном саду надлежит рыть ямы
под деревья»27. Для всех этих ра-
бот
приглашались
желающие.
Кроме кленовых деревьев были
посажены и фруктовые, с которы-
ми у Елизаветы Петровны появи-
лись и большие хлопоты. В журна-
ле генерал-адъютантов № 1 (с. 102)
отмечалось: «Ее императорское
величество соизволила указать,
что проходящие через сад рвут яб-
локи и другие фрукты, в котором
своевольстве своею Высочайшею
Императорскою особою усмотреть
изволили». Возможно, что люби-
телей фруктов не смущало присут-
ствие императрицы. И еще одна
запись в том же журнале (с. 108):
«5 мая 1751 года императрица ука-
зала, что как во дворце в садах, так
и около дворцов никакой нечисто-
ты отнюдь не допускать»28. Все эти
обстоятельства вызвали к жизни
высочайший
именной
указ
от
28 мая 1751 года (ПСЗ, т. XIII,
№ 9954)29. «Указом этим повеле-
вала государыня из теперешнего
Екатерининского канала, а тогда
бывшего Глухого протока, парал-
лельно Невскому проспекту, на
месте Большой Итальянской ули-
цы, вести к Фонтанке канал, той же
самой ширины, как Красный канал
из Невы в Мойку. Этим новым ка-
налом (соединив его с Красным)
предполагалось, по мысли ее вели-
чества, совершенно отделить от го-
родских
построек
дворцовые
сады»30. Однако нехватка денег не
позволила соорудить этот канал, и
только велено было караульным
солдатам осматривать забор вдоль
Итальянской улицы31. Следующею
заботою о Третьем саде было пове-
ление, датированное 15 января
1750 года, «о переводе в С.-Петер-
бурге на другие места кабаков, по-
мещавшихся ныне против 3-го
Императорского сада в Адмирал-
тейской части»32.
45
И
ст
ория
П
ет
ербур
га
. №
4
(38
)/2007
предыдущая страница 44 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн следующая страница 46 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст