етербуржцы и петербурженки
62
кровительством принца Ольден-
бургского, что на Лопухинской
улице на Петроградской стороне.
Были приглашены граф С. Ю. Вит-
те, П. А. Столыпин, которые не
смогли (или не захотели) присут-
ствовать
на
торжестве.
Граф
С.
Ю. Витте описывал это событие
так: «На открытии был градона-
чальник; после молебна, когда он
сходил с лестницы, в него выстре-
лил революционер-анархист и
убил Лауница наповал. Затем и
этот революционер был немедлен-
но же убит присутствующими -
военными или полицейскими. Кто
он такой был - мне неизвестно, да
тогда это вообще никому не было
известно; поэтому, для того чтобы
опознать, кто был этот революци-
онер, употребили следующее до-
вольно оригинальное средство: от-
резали ему голову, положили в
спиртовую банку и эту банку всем
показывали.
..»16
Известно, что в день гибели
Лауница из его служебного каби-
нета пропали списки террористов,
охотившихся за высшими санов-
никами империи. Видимо, силы
зла имели своих агентов уже по-
всюду. Как следствие этого счет
жертв революционного террора
многократно увеличился.
Гроб с телом Лауница после от-
певания был отправлен на его роди-
ну. Известно, что его останки со
станции Мальцево до Каргашина
несли на руках крестным ходом с
хоругвями и иконами. Император
Николай II осыпал милостями се-
мью своего верного слуги, а на мо-
гилу бесстрашного воина был пода-
рен трехметровый крест черного
гранита и голубой хрустальный
гроб со словами, которые сохрани-
ло народное предание: «Владимир
Федорович будет спать в нем, как
спящая царевна, но через сто лет он
проснется и встанет»17. Крест чудом
сохранился до сего дня.
В этой связи может показать-
ся интересным, что в 2006 году,
именно через 100 лет, в архиве
было найдено и атрибутировано
письмо великого князя Сергея
Михайловича к Лауницу. Причем
документ был найден случайно,
поскольку в описи было ошибоч-
но указано, что это - «Секретное
письмо начальника Трубочного за-
вода Ограновича, что на него гото-
вится покушение».
Борьба с Лауницем продолжа-
лась и после его гибели. В 1921 году,
невзирая на просьбы крестьян, об-
ращенные к Ленину, не совершать
кощунства, местными властями
была нарушена могила. Из пулеме-
тов стреляли по гранитному крес-
ту. Хрустальный гроб разбили, на-
ходившийся внутри него гроб, в
котором непосредственно покои-
лось тело Лауница, отдали в сель-
совет для стирки грязного белья, а
генеральские сапоги (15 лет проле-
жавшие в могиле!) натянул на себя
руководитель местного ЧК. По
свидетельству очевидцев, он носил
их почти до начала Великой Оте-
чественной войны18. Нужно отме-
тить, что по какой-то причине са-
поги в то смутное время упомина-
лись неоднократно. Так, великий
князь, историк, Николай Михай-
лович (брат Сергея Михайловича)
перед расстрелом в Петропавловс-
кой крепости (29 января 1919 г.)
«снял сапоги, бросил их пригото-
вившимся стрелять в него солда-
там и не то с иронией, не то с гор-
достью сказал: “Носите, ребята,
все-таки царские”»19.
Фамилия Лауница на многие
десятилетия попала под запрет.
Погибла где-то в Харьковском
централе его супруга, Мария Алек-
сандровна. Старший сын Влади-
мир, приговоренный в 1918 году
Лубянским трибуналом по обви-
нению в монархическом заговоре,
бесследно исчез в концлагерях.
Дочь Мария, в замужестве Лер-
монтова, вместе с семьей была выс-
лана на строительство Беломорка-
нала. Но, как видим, время все рас-
ставляет по своим местам. Давно
сгинули в небытие сами террорис-
ты-анархисты. Сейчас террор пре-
дан анафеме как церковными, так
и светскими властями, а улицам,
названным ранее в честь известных
террористов, возвращены истори-
ческие имена.
Сегодня портрет градоначаль-
ника В. Ф. Лауница, фактически
отдавшего жизнь за царя, висит в
Смольном наряду с портретами
других градоначальников Санкт-
Петербурга. Потомки В. Ф. Лауни-
ца по женской линии здравствуют
поныне, помнят и гордятся своим
прославленным предком. А на Ук-
раине, в г. Харькове, планируется
открыть мемориальную доску в
честь предводителя дворянства
Великий князь
Сергей Михайлович
Харьковского уезда В. Ф. фон дер
Лауница.
Великий князь Сергей Михай-
лович был генерал-инспектором
артиллерии, следовательно, на-
чальником генерала Ограновича.
Генерал Мосолов вспоминал о ве-
ликом князе: «Его управление ве-
домством вызвало немало нарека-
ний во время войны из-за недо-
статка снарядов и амуниции в вой-
сках. Будучи постоянно на фрон-
те, он менее поддался растлеваю-
щему влиянию Николая Михайло-
вича, но все же не мог оказать под-
держки его величеству в момент
отречения. Отношения их были,
по-видимому, не такие, чтобы го-
сударь стал с ним советоваться в
критические минуты»20.
Родился великий князь в Бор-
жоми Тифлисской губернии, где
его августейший отец великий
князь Михаил Николаевич в тече-
ние 19 лет состоял наместником
Кавказа и одновременно главноко-
мандующим Кавказской армией и
Кавказским военным округом.
Свое имя великий князь получил
в честь Святого преподобного Сер-
гия Радонежского Чудотворца,
«печальника и молитвенника Рус-
ской земли», поскольку родился в
день представления славного свя-
того - 25 сентября (8 октября) 1869
года. Августейший отец великого
князя Сергея желал, чтобы его дер-
жавные дети воспитывались в со-
знании долга перед Богом, Царем
История Петербурга. № 4 (38)/2007
предыдущая страница 61 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн следующая страница 63 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст