етербуржцы и петербурженки
68
хитринкой, уменьем обращаться и
общаться с разными людьми. Все
эти качества вырабатывались по-
колениями, десятилетиями. Офе-
ни даже имели собственный жар-
гон - «торговый язык»: баш - грош,
ботень - денежка, Бутуса - Моск-
ва, брысить - весить и т. п. Спо-
собные - удерживались. Неспо-
собные - безжалостно отсеива-
лись. Такая «селекция» формиро-
вала из ковровцев специфический
тип людей. К нему, по-видимому,
и принадлежал молодой Самуил
Киселев.
Семья не была бедной, молодой
человек выучился грамоте, счету,
хотя по тогдашним провинциальным
понятиям «никакие науки вообще не
были надобны». Профессиональных
учителей во всей губернии насчи-
тывалось 157 человек. Большей же
частью письму и счету учили дво-
ровые люди и просто крестьяне-гра-
мотеи. «При обозрении моем учи-
лищ по губернии, - доносил дирек-
тор губернского училища губерна-
тору, - я везде получал донесения от
приходских учителей, да и сам во
многих селениях помещичьих, эко-
номических и удельных находил,
что юношество обучают люди обо-
его полу, не только не имеющие ат-
тестатов, но и самого низкого зва-
ния, безграмотные, корыстолюби-
вые и развратные и даже инде с ве-
дома местных начальств. Я находил
рукописи, по которым учатся дети
читать и писать, наполненные неле-
постями и соблазном.
.. Таким об-
разом невинное юношество, драго-
ценная надежда отечества, безжало-
стно ввергается в заблуждения и
разврат ко вреду человечества»3.
Наш герой все-таки сумел пре-
одолеть эти соблазны, выучился в
училище Закону Божьему, каллиг-
рафическому письму и твердым
навыкам четырех правил арифме-
тики, что и определило во многом
его дальнейшую судьбу.
Когда Самуилу минуло 22
года, его по рекрутскому набору в
1886 году «забрили» на военную
службу. В те годы призыву подле-
жало гораздо больше молодежи,
нежели требовалось армии. Суще-
ствовал широкий круг льгот и от-
срочек. Из оставшихся молодых
людей набирали по жеребьевке.
Солдатчина всегда была и осталась
солдатчиной. Даже в Петербурге
солдаты жили в обстановке суро-
вой и бедной. Одеяла солдатам
были не положены. Казенного от-
пуска средств на подобную «рос-
кошь» не полагалось. Вместо них
укрывались шинелями, грязными
после учений, мокрыми после дож-
дя. Солдатский рацион тоже не от-
личался особым разнообразием,
хотя и не был скудным: утром - чай
с черным хлебом (в день три фун-
та); в обед - борщ или суп с 1/ 2 фун-
та мяса или рыбы и каша; на ужин
- жидкая кашица, заправленная
салом. Хотя и не густо, но все же
лучше, нежели то, что ело большин-
ство солдат дома в деревнях. Для
улучшения быта и питания исполь-
зовались «артельные суммы» -
средства, заработанные солдатами
на «вольных» (а фактически под-
невольных) работах у подрядчи-
ков, арендаторов и прочих. Само-
дурство, грубость, битье составля-
ли изнанку казарменного быта, но
они осуждались большинством
столичного офицерства4.
Уже на следующий год моло-
дой дисциплинированный, при-
лежный, «разбитной» да к тому же
смышленый, грамотный, имеющий
хороший почерк рекрут был опре-
делен в столичный военный округ
писарем 1-го отделения окружно-
го интендантского управления. Та-
кую «головокружительную» карь-
еру крестьянскому сыну «подлого
звания» надо было заслужить!
Хотя одной из заповедей интендан-
тского управления и была присказ-
ка, что не армия существует для
интендантства, а интендантство
для армии, на практике это не все-
гда
соблюдалось.
Солдатская
служба, даже в столичном гарни-
зоне, в интендантстве все равно не
была сахарной.
Делопроизводство, письмо-
водство в штабе Петербургского
округа в те годы (как, впрочем, и в
более поздние времена) тщатель-
но регламентировались, отлича-
лись сложностью, запутанностью.
В хозяйственном отделении велся
строгий учет денежного доволь-
История Петербурга. № 4 (38)/2007
предыдущая страница 67 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн следующая страница 69 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст