етербуржцы и петербурженки
70
императорского величества биб-
лиотека, управления дворцами
императора и императорской фа-
милии, канцелярии императриц
Марии Федоровны и Александры
Федоровны и пр.) в круг обязан-
ностей министерства входило ру-
ководство некоторыми учрежде-
ниями, имевшими общегосудар-
ственное значение. Среди них Ка-
питул Орденов, Дирекция Импе-
раторских театров, Экспедиция
церемониальных дел, Император-
ский Эрмитаж, Русский музей
императора Александра Ш, Импе-
раторская археологическая экспе-
диция и т. д.8
Самуил даже в самой низшей
должности сумел обратить на себя
внимание усердием, энергией,
добропорядочностью. И уже ме-
нее чем через полгода был переве-
ден на службу в Кабинет его вели-
чества.
.. сторожем. Сторож - пос-
ледняя низшая ступенька. И все же
ступенька к какому-то росту. Ведь
сам по себе Кабинет выполнял
функции ближайшего аппарата
самодержца. Пять лет исправно, с
особым тщанием сторожил Кисе-
лев, что приказывало начальство.
Безукоризненная честность не
прошла незамеченной, о чем сви-
детельствовали государственные
награды - Серебряная наградная
медаль на Александровской ленте
«В память царствования импера-
тора Александра III», а затем и
медаль для ношения на шее на Ста-
ниславской ленте9. И только в ка-
нун нового века (в 1899 году) уда-
лось чуть-чуть приподняться по
служебной лесенке - стать счет-
чиком кассы Министерства импе-
раторского двора. Это было уже
для служителя, не имевшего чи-
новничьего класса, ответственное
назначение, ибо касса принимала,
хранила, осуществляла выдачи ог-
ромных средств, поступавших в
распоряжение императорской фа-
милии. Недаром располагалась
она на территории Петропавловс-
кой крепости в здании Фондовых
капиталов - Казначейства (дом
18). В должностные обязанности
счетчиков входили отправка ку-
понов процентных бумаг, сорти-
ровка золотых, серебряных и мед-
ных монет, получение и доставка
денег из Фондовой кладовой, их
выдача. Доверяли эти должности
только проверенным, безукориз-
ненно честным служителям. Ки-
селев, как отмечалось в характе-
ристике, данной заведующим кас-
сой, «исполнял наиболее ответ-
ственные поручения, зарекомен-
довал себя с самой лучшей сторо-
ны, неизменно отличаясь усерди-
ем, постоянной честностью и са-
мым похвальным поведением,
примерным исполнением служеб-
ных обязанностей». Не случайно
«в порядке постепенности» следо-
вали и награждения: серебряные
медали для ношения на шее на Ан-
нинской и Владимирской лентах
«за отличия по службе»10. На-
граждений в те годы удостаива-
лись немногие. От Императорско-
го Эрмитажа - один служитель, от
Дирекции Императорских теат-
ров - тоже один и т. д.
А жалованья в год счетчику
полагалось 420 рублей и квартир-
ных - 240 рублей, итого 660 руб-
лей. Это была хоть и небольшая, по
сравнению с классными чиновни-
ками, но все же не нищенская для
прожития семьи сумма. К тому
времени Самуил Киселев имел
уже многочисленную семью. Жена
Анна Ивановна тоже была родом с
Владимирщины. А дочери и сыно-
вья Ольга, Григорий, Клавдия,
Елизавета, Мария и Иван были
уже коренными петербуржцами.
Это в наше время жениться
порою легче, нежели развестись. В
ту пору, отмечал современник, от-
сутствие грамотности и просвеще-
ния имело единственную положи-
тельную сторону: способствовало
сохранению в населении древних,
зачастую еще языческих, обыча-
ев11. Одним из таких обычаев, под-
держиваемых христианской цер-
ковью, была крепкая семья. Же-
нился Самуил Васильевич на ро-
димой Владимирской земле на
любушке Аннушке Доголевой. А
свадебный обряд в ту пору был ар-
хисложным и нередко отличался
местной спецификой. Молодым не
единожды приходилось повторять
и зазубривать весь сценарий. Тут
были и свахи, и переговоры с род-
ными невесты, и с невестой. Если,
например, родители невесты согла-
шались выдать дочь, то затем сле-
довал вопрос к самой невесте:
- Хочешь ли идти замуж за
этого молодца?
А девушка обязана была мол-
чать, что и считалось знаком согла-
сия. Тогда неугомонная сваха про-
должала пытать вновь молодуху:
- Люб ли жених?
На этот вопрос следовало от-
ветить:
- Чай мне не барина надо.
Эта фраза и означало ее согла-
сие на брак.
Потом начинались смотрины в
доме невесты. Приезжал сам жених,
его родители, близкие родственни-
ки, крестный, крестная и прочие. Во
время пребывания «поезжан» (так
назывался этот обряд) невесте сле-
довало выходить во всех лучших
нарядах, которые у нее были.
Если сговор о браке молодых
и на этот раз подтверждался, то
отец жениха посылал в дом невес-
ты
ближайшего
родственника
звать «на запои» к себе невестина
отца и мать с семьей, ближними и
дальними. Перед отходом (или
отъездом) «на запои» невеста дол-
жна была, прикрываясь платком,
поплакать и попричитать, прося
отца и мать, чтобы они не «пропи-
вали ее, молоду, за чару зеленого
вина, за рюмку сладкой водочки».
После возвращения из «запоев»
начинался новый тур сложных об-
рядов, взаимных посещений, сва-
дебных песен, раздач гостинцев и
монет, хождения по селу с «красо-
тою» (очищенным от коры дерев-
цем), украшенным лентами и гос-
тинцами. И только после многих и
многих обрядов сваха расплетала
невесте косу, и молодые отправля-
лись к венцу. Порядок следования
тоже расписывался до мелочей. И
так ступень за ступенью, перед ко-
торыми сегодняшний президентс-
кий протокол кажется несложной
игрой, молодых отводили «в клет-
ку», где они ужинали и проводили
первую брачную ночь. А пир гре-
мел еще несколько дней.
.. По тако-
му обряду стали мужем и женой
Самуил и Анна Киселевы.
До 1911 года жили они на ка-
зенной квартире тут же, в Петро-
павловской крепости, в доме 28
(здание Главной гауптвахты), были
исправными прихожанами крепо-
стного собора. Жили небогато,
считали копейки. Когда же уда-
лось подкопить приличную сумму
да еще взять кредит, то решили
приобрести
собственный
дом.
Бывшим сельским жителям, разу-
меется, приглянулся участок в
пригороде, в ближайшей деревень-
История Петербурга. № 4 (38)/2007
предыдущая страница 69 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн следующая страница 71 История Петербурга №38 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст