$ 7 "
е т е р б у р ж ц ы и п е т е р б у р ж е н к и
видел вокруг птиц, животных, лю -
дей. Зимой он рисовал на снегу.
Когда ему исполнилось 11 лет, хо-
зяин, уставший от его «художеств»,
отправил его послушником в мона-
стырь, где ему тоже пришлось пас-
ти овец, но тайком мальчик по-пре-
жнему лепил, рисовал и- резал по
дереву. Он даже «выполнял заказы*
для своих сверстников в монасты-
ре, изготовляя изображения птиц,
зверей, лошадей, а затем - и для
жителей окрестны х селений. За
труд ему платили по 2 -3 копейки.
В монастыре он увидел работы, как
пишет Г. О. Монзеллер, «монахов-
богомазов», что и определило его
дальнейшую судьбу3.
В 1904 году О. Б. Будаев пеш-
ком, не имея никаких средств, от-
правился в Ургу, где, как ему было
известно, находился далай-лама. В
Урге при посредстве хамбо-ламы
Агвана Доржиева1 Будаев устро-
ился учеником к китайскому ху-
дожнику, у которого работал за
стол и угол. Несколько лет он по-
стигал тонкости живописного ис-
кусства, создания гравюры, резьбы
по дереву. По возвращении домой
он стал известным монахом-зура-
чнном (художником), признанным
знатоком традиционной буддийс-
кой живописи. Он продолжал со-
вершенствоваться
в
искусстве
резьбы по дереву. Слава о нем, как
писал Г. О. Монзеллер, разносилась
по всем буддийским монастырям
Бурятии.
В 1912 году хамбо-лама Агван
Доржнев вызвал О. Б. Будаева в
Петербург для работы по оформле-
нию внутреннего убранства буддий-
ского храма, который в то время воз-
водился в столице. Будаев прини-
мал участие в росписи центрального
храма, эскизы которых были выпол-
нены Н. К. Рерихом. Вероятно, при-
езд Будаева в Петербург был свя-
зан не только с работами в храме.
Г. О. Монзеллер сообщал, что
академику С. Ф . Ольденбургу для
задуманного им издания сборника
буддийской иконографии понадо-
бился худож ник-иконопнсец, и
тогда патриарх буддийской церкви
России хамбо-лама Агван Доржи-
ев рекомендовал ему О. Б. Будаева.
Однако в 1914 году началась война,
и издание сборника было отложе-
но на более позднее время3.
Работы в новом храме были за-
кончены в 1915 году, и О. Б. Будаев
О. Будаев. 1930-е гг.
Фото из архива А. А . Терентьева
уехал домой. Вскоре его призвали в
армию и отправили под Минск, где
он работал чертежником. По окон-
чании военных действий О. Б. Бу-
даев возвратился в Бурятию и до
конца 1920-х годов служил как мо-
нах в Агинском дацане.
В личном деле О. Б. Будаева
от 1932 года отмечено, что с янва-
ря по июль 1927 года он работал
художником в Ученом комитете г.
Верхнеудннска
(современны й
Улан-Удэ). В состав Бурятского
ученого комитета (далее Буруч-
ком) входили бурятские ученые
Б. Барадин и Г. Цыбнков, с кото-
рыми Будаева связывали давние
дружеские отношения. О ни при-
влекали О. Б. Будаева как худож-
ника для участия в различных на-
учны х экспедициях но изучению
быта, народного творчества бурят.
Более сорока зарисовок, вы пол-
ненных О. Б. Будаевым, хранится
и теперь в Читинском историко-
краеведческом музее6.
В 1927 году по инициативе
Буручкома в Верхнеудинске со-
стоялась первая советская бурятс-
кая
худож ественная
выставка.
Среди 17 ее участников был и Осор
Будаев. На выставке в числе дру-
гих работ экспонировалась икона
«Сансарын хурдэ* («Колесо ж из-
ни»), созданная О. Б. Будаевым по
заказу Агвана Доржиева ко Второ-
му Всебурятскому духовному со-
бору буддистов, проходивш ему
22 декабря 1925 года в Верхнеудин-
ске. Летом 1930 года по приглаше-
нию А. Доржиева вместе с большой
группой лам А ги н ского дацана
О. Б. Будаев выехал в Ленинград
для участия в ритуальной мисте-
рии. По просьбе А. Доржиева он на-
писал для ленинградского буддий-
ского храма иконы с изображени-
ем 16 архатов и копию своей ико-
ны 1925 года «Сансарын хурдэ*7.
Местом жительства О. Б. Будаева
в Ленинграде было общежитие для
служителей храма. Там же посели-
лись бурятские ученые Ц. Жамца-
рано и Б. Барадин, а также Агван
Доржиев.
В сентябре 1932 года Осор Бу-
даев поступил на работу в Музей
истории религии А Н СССР. В лич-
ном деле О. Б. Будаева сохранился
текст договора, в котором написано:
« Д О Г О В О Р
от 29 ноября 1932 г.
Мы. нижеподписавшиеся. М у -
зей истории религии в лице дирек-
тора В. Г. Богораз-Тана, с одной сто-
роны, и двое художников в лице
гражданина Будаева Осора, с дру-
гой, заключили настоящий договор
о следующем:
1. М И Р поручает художникам
работу по разбору буддийской
коллекции научного сотрудника
музея тов. В. А. Казакевича.
2. Художники обязуются рабо-
тать по 6 часов в день в нашем му-
зее, кроме выходных дней музея.
3. М И Р платит художникам за
работу 200 рублей в месяц.
4. Договор вступает в силу с
28 ноября 1932 г.
5. Срок окончания договора -
28 декабря 1932 г.»“.
Вместе с О. Б. Будаевым в ка-
честве его помощника был принят
Ч.
Лы кды нов. Все последующие
договоры оформлялись на более
продолж ительны е сроки. Дата,
указанная в тексте договора, сви-
детельствует о том, что он был зак-
лючен всего через две недели пос-
ле официального приказа о созда-
нии М узея истории религии.
В музее О. Б. Будаев выполнял
самую разную работу. В 1933 году
по заказу М И Р он писал танки
(и ко н ы ) «Цзамбала» и «Белая
Тара», как реставратор готовил к
экспонированию многоф игурную
композицию «Буддийский рай»,
принимал участие в работе над
другим и темами раздела «Буд-
3 1
История Петс
1
>бур/а. М 5 (39)/2007
предыдущая страница 32 История Петербурга №39 (2007) читать онлайн следующая страница 34 История Петербурга №39 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст