а
тр о и т е л ь с т в о и а р х и т е к т у р а
9 4
приказал отнести ее обратно в ея
комнату, но солдат, не желая ут-
руждать себя, сбросил ее в снег и
уш ел»'6.
Подтверждение этому драма-
тическом у эпизоду мы находим,
как ни странно, в «Статистическом
отчете города Ельца за 1866 год*,
где помещен рассказ одной старуш -
ки, мать которой была обедневшей
дворянкой, служ ивш ей в Летнем
дворце. «М атуш ка моя жила у Б и -
рона в последние годы его силы и
власти, - говорится в воспомина-
ниях. - Бироны ж или очень рос-
кошно; одних бриллиантов у его
жены было более чем на
2
милли-
она рублей, да перед самым свер-
жением она заказала платье, ун и -
занное ж емчугами, ценою в
10 0
тысяч рублей. Про это самое свер-
жение матушка рассказывала, что
ночью услыхала страш ный ш ум в
спальне, вбежала туда и увидела,
как Бирона в одной рубашке тащ и-
ли солдаты на улицу, а когда поса-
дили в карету и увезли, то его жену
отыскали в снегу*17.
Герб
Бирона,
украш авш и й
фронтон Летнего дворца, на следу-
ющее утро был сорван и, по неко-
торым сведениям, в 1847 году еще
хранился в Сенатском архиве. За
одну ночь власть в стране переме-
нилась. «Вчера был пароль Иоанн,
сегодня Анна*18, - записал англий-
ский посланник Э. Ф инч.
М анш тейн впоследствии сам
удивлялся успеху этого ночного
переворота, при н и м ая в расчет
меры, предпринятые Бироном для
своей безопасности. Регент стро-
жайше запрещал караульным офи-
церам впускать кого бы то ни было
во дворец после того, как он ляжет
спать; в случае сопротивления ос-
луш ника велено было убивать. В
дворцовом саду под окнами спаль-
ни герцога находился пикет из со-
рока рядовых офицеров; весь дом
был окружен часовыми. «Если бы,
- говорил Манштейн, - хоть один
человек подумал об исполнении
своего долга, мы бы, наверное, не
успели»'9.
Больше Бирон никогда не пе-
реступал порог Л етнего дворца,
хотя спустя полтора года после аре-
ста такая возможность ему чуть не
представилась. Анна Леопольдов-
на, думавшая амнистировать гер-
цога и вернуть его из сибирской
ссы лки, первоначально полагала.
что он прибудет в П етербург. В
Летнем дворце даже одно время
все было готово к приему Бирона.
Так, в июле 1741 года граф Левен-
вольд приказал «те
10
покоев, в
которых жил бывш ий герцог Кур-
ляндский, и те 4 покоя, где жил его
сын Петр.
.. обить теми же обоями,
которыми они были обиты в 1740
году, и поставить в них столы и зер-
кала по-прежнему*20.
Фрагмент китайских обоев
(ГРМ. Летний дворец Петра I.
Танцевальная зала)
Эта работа была поручена за-
ведующему уборами Летнего сада
гардмебелю Исаеву. 14 июля того
же года последовал устный приказ
Анны Леопольдовны: «.
..в помяну-
ты х убранны х покоях поставить
для прибытия в оные его высоче-
ства герцога Курляндского и при
нем б удущ и х надлежащ ее число
кроватей со всеми уборы, також и
постелей ш тоф ны х кам чаты х и
прочих без уменьшения, а чего из
оных вещей в оном Летнем доме в
наличии не имеется, то взяв при-
везти в оный из Петергофа для его
величества*2'. С п ал ьн ю Бирона
предполагалось, как прежде, обить
коврам и. Н о герцог появи лся в
Петербурге только спустя 20 лет,
когда Летний дворец уже был ра-
зобран. Тогда же впервые в ш ум -
ной веселой толпе, окруж авш ей
Петра III, Бирон встретил М нни -
ха. П о сообщ ениям французского
автора Рюльера, «император подо-
звал их и уговаривал вместе вы -
пить. О ставш ись одни и надеясь,
что он забыл про них, старинные
враги долгим, пристальным взгля-
дом смерили один другого с голо-
вы до ног и, не дотронувш ись до
вина, повернулись спиной друг к
другу и разошлись*22.
П ереходя к «послебироновс-
кой* эпохе Летнего дворца, следу-
ет признать, что это пока «темная
страница* в истории примечатель-
ного здания Растрелли. Пока мы не
можем сказать, кто жил в Летнем
дворце в первой половине 1740-х
годов, какие здесь происходили
знаменательные события. Н есом-
ненно одно: монаршая семья никог-
да более не рассматривала этот дво-
рец как свою летнюю резиденцию.
Следующая и последняя эпоха
в истории Летнего дворца связана
с преобразованием Екатерингоф -
ской усадьбы. Летний дворец, ко-
торый по своим размерам превос-
ходил Екатерингоф скнй, был ра-
зобран и перевезен на барках в Ека-
терингоф, где в виде двух ф лиге-
лей был пристроен к дворцу. Все
эти постройки были объединены
обш ей террасой с балю страдой.
П роект переноса Летнего дворца
осущ ествлял голландский инж е-
нер Харман ван Болес.
О бы чно исследователи, зани-
мающиеся историей Екатерингоф-
скога дворца, относят это событие
к 1745 году. Это не совсем верно: в
1745 году состоялось только высо-
чайшее повеление о
переносе
Л ет-
него дворца в Екатерингоф. Н о сам
дворец был перевезен лиш ь в 1748
году. В июле этого года Харман ван
Болес доносил, что «Старый Л ет-
ний дом* разобран, разделен на 4
части и перевезен в Екатерингоф.
К ак известно, Екатерингоф с-
кий дворец сгорел в 1926 году. О д-
нако, судя по документам, после-
дние части деревянного Летнего
дворца Анны Иоанновны погибли
гораздо раньше. В августе 1779 года
бы ло решено разобрать ф лигели
Екатерингоф ского дворца, после
чего подпоручику Вунш у поручи-
ли «приступить к перерубке в дро-
ва негодного лесу и перевозке год-
ного лесу в Петергоф.
..»23.
Возвращаясь к нашему време-
ни,
м ож но
предполож ить,
что
единственные подлинные предме-
ты, украшавшие когда-то интерье-
ры Летнего дворца и дошедшие до
нас, — это ки та й ски е ш елковы е
обои, хранящ иеся в эксп ози ц и и
История Пстсрочр/ч.
.V?
о (.Ч9)/2007
предыдущая страница 95 История Петербурга №39 (2007) читать онлайн следующая страница 97 История Петербурга №39 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст