П.
етербуржцы и петербурженки
получным пятком, меня он несколь-
ко поддел и потому отсутствую;
досадно, что приходится мерить
жизнь такими маленькими порция-
ми, но если их будет отпущено еще
несколько, то и на том спасибо; итак
поживем и выпьем. Иван Павлов».
Ко времени организации
Судебно-медицинского подотдела
Комиссариата здравоохранения
Петроградской трудовой коммуны
Александр Григорьевич был старей-
шим по возрасту и стажу работы в
СВУ. В советское время он вплоть
до 1930 года являлся судебно-
медицинским экспертом Спасского
района (затем Спасского подрайона
2-го Городского района, Централь-
ного района).
В конце декабря 1925 года,
когда он проводил вскрытие тела
Сергея Есенина, А. Г. Гиляревский
был самым опытным сотрудником
судебно-медицинской экспертной
службы Ленинграда. Продолжение
работы на ответственнейшем посту,
несмотря на солидный возраст (на-
помним, что в то время Александру
Григорьевичу было 74 года), от-
сутствие взысканий в официаль-
ных документах или негативных
журналистских публикаций тех лет
(а это были еще годы гласности)
свидетельствуют о том, что он про-
должал пользоваться безупречным
авторитетом. Исследование тела
С. А. Есенина было проведено 29
декабря 1925 года в покойницкой
Обуховской больницы (ныне ком-
плекс зданий Военно-медицинской
академии, ограниченный Заго-
родным проспектом, Фонтанкой,
Введенским каналом и тылами Тех-
нологического университета).
Не так давно в средствах массо-
вой информации вновь появились
версии о причине и обстоятельствах
смерти С. А. Есенина. Ничего нового
в них нет: все сводится к тому, что
поэт не покончил жизнь самоубий-
ством, а был убит4. Упор делается
на тенденциозно подобранные
или произвольно истолкованные
воспоминания современников и,
главным образом, на политическую
обстановку середины 1920-х годов
(естественно, в представлении «ис-
следователей»). Для наукообразия
определенное значение придается
и документам: акту осмотра ме-
ста происшествия, акту судебно-
медицинского исследования трупа,
посмертным фотографиям и маскам
поэта5. Авторы версий - поэты,
журналисты, педагоги. Признавая
право художника на произвольную
трактовку фактов и вымысел, нельзя
согласиться с безоговорочным пре-
поднесением подобного творчества
в качестве научного исследования.
Между тем научное истолкование
перечисленных материалов, а также
оценка некоторых сторон выдвигае-
мых версий относятся к области су-
дебной медицины и, следовательно,
возможны только с участием судеб-
ных медиков. Занимающиеся этим
«исследователи»-неспециалисты
являются в лучшем случае добро-
совестными, а в худшем - злонаме-
ренными самозванцами.
Копии акта судебно-медицин-
ского исследования (вскрытия) тру-
па в архиве Санкт-Петербургской
судебно-медицинской экспертной
службы нет. В 1920-х годах подобные
документы лишь в редких случаях
печатались на пишущей машинке, в
большинстве же писались от руки са-
мим экспертом или под его диктовку
техническим помощником. Рукопис-
ный экземпляр мог быть записан в
журнал или на отдельных листах. В
последнем случае он должен был на-
ходиться в материалах дознания или
следствия (если было возбуждено
уголовное дело). Как акт судебно-
медицинского вскрытия трупа
С. А. Есенина попал в Институт ми-
ровой литературы им. А. М. Горького,
нам не известно. Наиболее вероятно,
Заявление А. Г Гиляревского, написанное им 8 марта 1920 г
(архив Санкт-Петербургского государственного учреждения
здравоохранения «Бюро судебно-медицинской экспертизы»)
21
История Петербурга. № 6 (40)/2007
предыдущая страница 20 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн следующая страница 22 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст