П.
етербуржцы и петербурженки
ное обвинение в фальсификации,
допущ енной А. Г. Гиляревским:
«Размеры треугольного пролома.
..
недобросовестный профессор, конеч-
но, значительно убавил».
Об уровне
подготовки сочинителя говорит,
между прочим, то, что Александр
Григорьевич Гиляревский на самом
деле ученых званий не имел.
О становим ся еще на одной
фразе «исследования» И. Лысцова:
«Здесь силы оставили его, и, истекая
кровью, Есенин скончался, т ак и
держась окоченевшей правой рукой
...
за холодную металлическую верти-
каль».
Трупное окоченение, которое,
видимо, подразумевает автор, разви-
вается лишь через несколько часов
после наступления смерти, поэтому
если бы поэт «подтягивался» на
руке, она после смерти опустилась
бы вниз.
Ученый секретарь Российского
федерального центра судебных экс-
пертиз доктор юридических наук
Н. П. Майлис по просьбе Есенин-
ского комитета восстановила текст
поврежденного акта. Исследовани-
ем установлено, что никакого
«за-
чернения текста»
не было! Никаких
записей об
«отбитых печени, поч-
ках, сломанных ребрах, выхождении
мозгового вещества»!
Следующий аргумент невеже-
ственных «исследователей» - не-
возможность повешения при потере
крови поэтом. Простите, при какой
«потере крови»? Каким образом
и сколько ее потеряно? «Исследо-
ватели» бросают упреки в адрес
А. Г. Гиляревского:
«Выводы в Акте
не учит ы ваю т полной карт ины
случившегося, в частности, не от -
мечают такой важной детали, как
потеря крови
»14. Описанное в акте
исследования трупа полнокровие
органов, характерное для асфиксии,
с легкостью игнорируется «иссле-
дователями», поскольку не уклады-
вается в версию «убийства». Какие
же повреждения, указываю щ ие
на наружное кровотечение, были
обнаружены при экспертизе трупа
С. А. Есенина, каково их происхо-
ждение? А. Г. Гиляревский записал,
что в нижней трети правого плеча
имелась кожная рана с ровными
краями длиной в 4 см, что в нижней
трети левого предплечья - одна
рана, идущая в горизонтальном на-
правлении, и 3 раны в вертикальном
направлении, эти раны длиной око-
ло 3 см, с ровными краями, мышцы,
сухожилия, крупные кровеносные
сосуды не повреждены. Характер
ран свидетельствовал о том, что
они были причинены предметом,
имеющим острый край, например
бритвой. М едицинская практика
показывает, что небольшие поверх-
ностные резаные раны не сопрово-
ждаются обильным кровотечением.
Описанные раны расположены в
области, доступной для причинения
собственной рукой. В заклю чи-
тельной части акта исследования
справедливо указано:
«Раны на
верхних конечност ях могли быть
нанесены самим покойным и, как по-
верхностные, влияния на смерть не
имели».
Однако это заключение не
нравится «исследователям»:
«В сво-
ем стремлении выдать “черное” за
“белое”, перетрусивший профессор
...
составляя акт экспертизы, не погну-
шался, как видим, даже примитив-
ной клеветой на казненного поэта,
якобы самому себе нанесшего “раны
на верхних конечност ях”.
.. П риказ
на лжесвидетельство профессором
А. Г. Гиляревским был получен - и,
хот я негодными средствами, но все
же был им беспрекословно вы пол-
нен»15.
Вот так, бумага все стерпит!
М ежду тем В. И. Эрлих опи-
сывает утро 27 декабря 1925 года:
«Стоим около письменного стола:
Есенин, Устинова и я . Он гово-
рит: - Да! Тетя Лиза, послушай!
Это безобразие! Чтобы в номере не
было чернил! Ты понимаешь? Хочу
написать стихи, и нет чернил. Я ис-
кал, искал, так и не нашел. Смотри,
что я сделал! - Он засучил рукав
и показал руку: надрез. Поднялся
крик. Устинова рассердилась не
на шутку. Кончили они так: - Сер-
гунька! Говорю тебе в последний
раз! Если повторится еще один раз
такая штука, мы больше не знакомы!
- Тетя Лиза! А я тебе говорю, если
у меня не будет чернил, я еще раз
разрежу руку! Что я, бухгалтер, что
ли, чтобы откладывать на завтра!»16.
Впрочем, В. И. Эрлиха некоторые из
«исследователей» давно записали в
соучастники «убийства».
«Судя по всему, перегнули пал-
ку - дали в лоб - и случайно убили.
Удар был такой силы, что один глаз
вытек»
, - с пафосом обличения пи-
шет Павел Лукницкий в своей книге
«Встречи с А нной Ахматовой».
Уборщ ица 5-го номера Варвара
Васильева перед смертью рассказы-
вала, что видела, как пьяные негодяи
тащили мертвое тело в пятый но-
мер»17. «Тащили» или «втащили»?
Как уборщица определила, кого
тащили, и как она смогла на расстоя-
нии отличить мертвого от, скажем,
пьяного? Это не стилистическая, а
смысловая разница. Почему «свиде-
тели» дают показания именно «пе-
ред смертью»? Документированы
ли они должным образом? Почему
«отказавшиеся эксперты» безымян-
ны? Почему им не вы ступить в
печати, на заседаниях Есенинского
комитета со своей точкой зрения?
Зачем гипотетическим убийцам
было громоздить то, что мерещится
незадачливым «исследователям»?
Если уж каким-то темным силам
нужно было «убрать» беспокойного
поэта, они могли сделать это без
особого труда в любое удобное для
себя время (от подробностей воз-
держимся).
«Исследователи» утверждают,
что каждое из своих построений они
готовы подтвердить документально.
Однако фразы «дали в лоб», «вытек
глаз» - это слова, а не документы.
Напомним, анализ научной лите-
ратуры показал, что
«посмертные
м аски явля ю т ся м а т е р и а ль н о -
фиксированной формой, объективно
отражающей элементы внешности
человека: передают нат уральную
величину элементов лица и их фор-
м у и имеющиеся на лице умершего
повреждения, их нат уральную ве-
личину, форму, дают точное воспро-
изведение мелкого рельеф а кожи.
являю т ся историческим докумен-
том»118
.
Исследования масок, не под-
вергавшихся ретуши фотографий,
позволили точно установить проис-
хождение повреждения лобной об-
ласти и подтвердили, что глаз поэта
не был поврежден. Именно такая
работа, безукоризненная в научном
и методологическом отношении,
является исследованием.
В. Кузнецов уверяет:
«Гилярев-
ский не подписывал такого акта! В
одном из московских архивов есть
бумажка, которую выдают за под-
линный акт Гиляревского. Я нашел
кучу документов - амбарные книги
медэксперта Гиляревского и заявляю,
что по стилю, атрибутике, пат о-
логоанатомическим показателям и
по почерку, в конце концов, удалось
доказать, что в одном из московских
архивов хранит ся ф альш ивка.»15.
Надо полагать, что это удалось
В. Кузнецову. Проводилась ли по-
2 3
История Петербурга. № 6 (40)/2007
предыдущая страница 22 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн следующая страница 24 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст