П
-
-сьма, дневн-к-, воспоминания
70
Аркадий Михайлович
Н А Т А Р Е В И Ч
Аркадий М ихайлович Ната-
ревич преподавал рисунок нашей
группе С-48 в 1967-1968 учебном
году и запомнился мне как актив-
ный и увлеченный делом педагог.
Как узнал я уже в «третьем тыся-
челетии», Аркадий М ихайлович
принадлежал к весьма почтенному
художническому клану.
.. Он после-
довательно окончил С Х Ш , Л В Х П У
(отделение керамики и стекла) и,
вероятно, ощущал огромную ответ-
ственность за порученное ему дело
воспитания юных художников. Он
заставлял нас много работать дома,
приносить ему самостоятельные
рисунки. Если кто не приносил, то
на того обрушивались громы и мол-
нии! Я выполнял его указания, и он
ко мне, вроде бы, благоволил, но од-
нажды гром разразился и надо мной.
Почему, за что? Судите сами.
Я очень постарался над выпол-
нением того домашнего натюрморта.
Рисунок был исполнен в строгой
академической манере классиче-
ским серебристы м карандаш ом
(быть может, поспешно - часа за
три). Доминантой композиции был
круглый алюминиевый таз, напо-
ловину заполненный водой. В воде
стояли две изящ ные буты лочки
(0,3 л) темного стекла без этикеток,
а по соседству с ними плавал белый
бумажный «двухтрубный» кораб-
лик. Когда А. М. Натаревич увидел
ту домашнюю работу, он, думается
мне, повел себя неадекватно: пошел
красными пятнами, замахал рука-
ми и возвысил голос чуть ли не до
крика! При этом говорил примерно
следующее: «Я имел неосторож-
ность хвалить какие-то набросочки
этого ученика, а он решил, что ему
теперь все дозволено, и принес
вот
это!
Двойка!» И быстренько
нарисовал в углу эту двойку двух-
дюймовой высоты.
Через неделю, или сколько там,
мэтр отошел и не вспоминал о моем
«преступлении». Случалось, что и
похвалит - скупо. Так как я был уже
девятиклассник, иногда заходил
разговор о моих перспективах на
вступительных экзаменах по рисунку
в Л В Х П У . Аркадий Михайлович,
указывая на мой лучший портретный
рисунок величественной седовласой
женщины, говорил: «Если будешь
рисовать так, то поступишь». Даль-
Композ-ц-я Н. Федотова «Лепта».
2003 г.
нейшее показало, что я рисовал «не
так». Когда сам А. М. Натаревич брал
в руки карандаш и правил работу
ученика, было видно, что он знает,
чего хочет, и твердо исполняет
свои намерения.
Забавно, что на вы ставке в
Ц В З «Манеж» в феврале 2001 года,
представлявшей упомянутую худо-
жественную династию (Харламов-
Вайнман-Натаревич), маститый ви-
тражист А. М. Натаревич выставил
в числе прочего датированный 1991
годом «Кораблик», где к плоскому
изображению на цветном стекле
детского парусника припечена про-
зрачная, чуть деформированная сте-
клянная бутылочка. Промелькнула
мысль: о чем это он?
Людмила Афанасьевна
С Е Р Г Е Е В А
С художницей-графиком Люд-
милой Аф анасьевной Сергеевой
наш брат скульптор из тишкинской
Д Х Ш мог столкнуться только во
время летних практик, на которых
нам надлежало вспоминать, что же
такое акварель.
Мне посчастливилось провести
под руководством Людмилы Афана-
сьевны одну практику летом 1968
года в группе П-30. Наши занятия
проходили в Летнем саду, на М ар-
совом поле, в сквере Инженерного
замка, на Крестовском острове и во
дворе Д ХШ .
Первым делом довелось п и -
сать красные цветы (тюльпаны?
маки?) на клумбе в Летнем саду - у
меня вышло плохо! Потом писали
Верхне-Лебяжий мост - уже лучше.
Далее - сирень в углу Марсова поля
(ближе к Конюшенной площади),
- уже недурно. Э ту мою сирень
отец представил потом на смотр
художественного творчества в свой
местком № 16 В М Ф , где за нее по-
следовала награда в виде альбома
«Д. Налбандян», содержавшего 30
цветных иллюстраций. Так щедро
одаривали начинающих творцов:
за одного какого-то Н. Федотова -
тридцать Налбандянов.)
Дальше - еще увлекательнее.
Приехали мы на Крестовский остров
и стали писать яхты где-то возле
гребного канала. Солнце сияло -
полный пленэр! Вдруг появился
некий не то администратор, не то
деж урный (лет ш естидесяти) и
«сорвал с нас личину», заявляя, что
подлинная наша цель - никакое не
искусство, а засорение грязными
бумагами контролируемой им тер-
ритории. Лю дмила Афанасьевна
подош ла к нему, представилась
как руководитель группы, стараясь
его задобрить, обещала идеальную
чистоту по окончании творческого
процесса. Функционер уже, кажет-
ся, колебался, кажется, начинал
вставать на путь вменяемости, но
тут в воздухе что-то произошло,
и Людмила Афанасьевна сказала
ему: «Вы некультурный человек, я
вас сейчас ударю», - и дала ему не-
сильную, но звонкую пощечину. На-
ступила немая сцена: пострадавший
сделал вид, что он куда-то рвется, я
с коллегами «ставил стенку», остав-
ляя ему дорогу только назад, куда он
и убыл. М ы поспешно закруглились,
собрали пробники и сорвались с ме-
ста. Спрашивается, зачем молодая
хрупкая женщина-педагог ш леп-
нула по щеке пожилого ревнителя
чистоты и порядка? Наверное, чтоб
знал, что такое художнический тем-
перамент.
Кажется, на следующем заня-
тии мы начали рисовать с натуры
всяческую архитектуру, имевшуюся
на берегах Ф онтанки близ Д Х Ш .
Зодчество Л. А. Сергеева велела нам
рисовать в технике «тушь, перо, се-
пия». Не помню, за сколько занятий,
но я выполнил тогда два рисунка
наших знаменитых арок, «простре-
ливающих» к Инженерному замку,
и два рисунка самого Инженерного
замка. Был при этом удостоен по-
хвалы Л ю дм илы Аф анасьевны!
Думается, что именно стараниями
История Петербурга. № 6 (40)/2007
предыдущая страница 69 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн следующая страница 71 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст