П
-
-сьма, дневн-к-, воспоминания
Л. А. Сергеевой мой рисунок Ин-
женерного замка фигурировал на
городской выставке ДХШ летом
1970 года, и, наверное, за него была
получена моими родителями грамо-
та со Всесоюзной выставки «Твор-
чество юных» в том же году.
На одном из последних в той
практике занятий, во дворе ДХШ,
Л. А. Сергеева сама позировала нам
для портрета акварелью. Она была
в красной блузке и черной кофте.
Каштановые волосы собраны сза-
ди в пучок. Фон - зеленые кусты.
Именно такой она осталась на моем
рисунке, который, при всех его недо-
статках, дорог мне и по сей день.
Бывая иногда на Красненьком
кладбище, я захожу и на Вишняков-
скую дорожку к замечательной ху-
дожнице и педагогу Людмиле Афа-
насьевне Сергеевой (1934-2000).
Дмитрий Александрович
Ш У В А Л О В
В тишкинской ДХШ с Дми-
трием Александровичем Шувало-
вым я виделся только в коридоре,
где он прогуливался вальяжно,
по-домашнему, всегда с густой ку-
дрявой шевелюрой и распахнутым
воротом рубахи. Познакомиться
же с ним поближе довелось осенью
1972 - весной 1973 года, когда я
поступил на девятимесячные под-
готовительные курсы при ЛВХПУ
им. Мухиной, где Шувалов препо-
давал живопись.
Для поступления на курсы
при ЛВХПУ я сдал экзамен по
живописи, выполнив акварелью
натюрморт с натуры, кажется, часов
за шесть. Кроме того, поступавшие
сдавали экзамен по рисунку, но что
он собой представлял, я даже не
поинтересовался, так как мне зачли
мою «тройку вторую» за рисунок
обнаженной мужской фигуры на
вступительном экзамене на отде-
лении архитектурно-декоративной
пластики летом того же года.
Несмотря на то, что в тишкин-
ской школе первые полтора года я
регулярно занимался акварельной
живописью, я не находил в ней вдох-
новения. «Прозрение» наступило
только летом 1967 года, когда меня
как скульптора уже освободили от
«принудительной» живописи, а мне
вдруг это стало интересно, нужно! А
все написанное мною до того пред-
ставилось полным кошмаром.
Повторяю, что в тишкинской
школе учащиеся-скульпторы офи-
циально занимались акварельной
живописью только в дни летней
практики и многому научиться
не могли. Тем не менее замечу,
что такие мои однокашники, как
С. Алипов и В. Кураков, например,
совсем недурно воспроизводили на
бумаге цветовые гармонии. Что же
касается меня, то, по свидетельству
Л. А. Сергеевой, я писал очень не-
ровно: за хорошим этюдом следовал
провальный и наоборот. То же при-
ходилось мне слышать о себе и от
Д. А. Шувалова.
Дмитрий Александрович, слу-
живший на кафедре общей жи-
вописи ЛВХПУ, обучил за свою
карьеру несметное число студентов,
«подготовишек» и «ДХШатиков».
Кое-чему посчастливилось научить-
ся от него и мне. Он был страстный
методист: «Не трогайте коричневых
и зеленых красок, - взывал он к
учащимся, - уберите их вообще на
первых порах из коробки!» Зеленые
надлежало получать смесью желтых
и синих красок, и вообще любой
цвет получался из трех основных
цветов. Все это, конечно, азбука, но
мне она открылась в двадцать один
год. Кроме того, Шувалов требовал
каждый учебный натюрморт снача-
ла «разыгрывать» в цвете в мелком
масштабе - делать эскиз-разработку
цветового решения, что тоже было
для меня новостью - я привык пи-
сать «по чувству», как «Бог даст»,
без всякого плана, и не зная, что
будет в итоге.
Помню, что с удовольствием
ходил на вечерние и воскресные за-
нятия акварелью к Д. А. Шувалову
- месяца три-четыре. Потом обна-
ружилось, что тех, кто не посещает
живопись, совсем не прогоняют с
рисунка. Так как для меня был ва-
жен рисунок, то я принял решение
больше не дразнить своей кистью
разноцветные драпировки, чашки
и горшки, тем более что вполне
уже постиг науку, как обходиться
без коричневых и зеленых красок.
Дмитрий Александрович отнесся
к моему уходу с его занятий с по-
ниманием.
..
Владимир Петрович
П А Р Ш И К О В
То, что Владимир Петрович
Паршиков был преподавателем в
тишкинской ДХШ, я узнал только в
2005 году, листая в Архиве культуры
личные дела педагогов, уволив-
шихся в 1969 году (год увольнения
А. М. Тишкина). То есть я не запом-
нил его в качестве педагога своей
ДХШ, но считаю нужным включить
его в свой «поминальник», посколь-
ку получал от него некоторые про-
фессиональные советы, а также (что
немаловажно для студента) высокие
оценки по рисунку в бытность мою
студентом архитектурного факуль-
тета ЛИСИ, где В. П. Паршиков
преподавал на кафедре рисунка.
Автопортрет В. П. Паршикова
Те, кто знал В. П. Паршикова,
согласятся со мной, что он обладал
каким-то задумчиво-отстраненным
«марсианским» взглядом. По обра-
зованию он театральный художник,
что, конечно же, сказалось на его
мгновенно узнаваемой живописи.
Его библейски-отрешенные, скупые
до схематичности, небольшие холсты
с силуэтами немногих человеческих
фигур являют собой особый поэти-
ческий мир, обладающий признаками
неподдельности. В постсоветское вре-
мя В. П. Паршиков много выставлял-
ся в компании санкт-петербургских
академиков современного искусства
(«бессмертных»), среди которых, на
мой взгляд, был одним из немногих,
«кто останется».
..
71
История Петербурга. № 6 (40)/2007
предыдущая страница 70 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн следующая страница 72 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст