П
-
-сьма, дневн-к-, воспоминания
степенной, известностью »7 . Его
опера «Карпатская роза» была по-
ставлена на сцене Большого театра
в Москве, но публика ее встретила
очень холодно. Оперу ставили 8 раз,
успеха она не имела и сборы давала
незначительные. Как писала испол-
нительница одной из партий, опера
была принята к постановке благо-
даря влиянию Г. Ниссен-Саломан:
«...у нее было много учениц высшего
общества, она имела честь давать
уроки дочери Великой Княгини
Елены П авловны . ей было легко
добиться желанной цели - приня-
тия оперы ее мужа»8 .
Зи гф ри д С алом ан активно
помогал жене в преподавании и
очень часто замещал ее. Однако в
Петербурге, по свидетельству совре-
менников, «.Саломон (так в тесте. -
В. У.)
играл преимущественно роль
cavalière serviente своей супруги, так
что иногда в шутку его самого в об-
ществе называли Ниссен-Саломон,
прибавляя к его фамилии фамилию
его жены». Он пережил Генриетту и,
унаследовав от нее значительный
капитал, уехал в Ш вецию9 .
Но вернемся к героине рассказа.
Она считалась лучшим вокальным
педагогом, создала свое направление в
русской вокальной школе, где продол-
жила и развила идеи своего учителя
М. Гарсиа. Ее блестящая педагогиче-
ская деятельность обогатила русскую
оперную сцену плеядой талантливых
учеников, которые затем в течение
полувека прославляли русское во-
кальное искусство и способствовали
неслыханному в то время расцвету
русской оперы. Среди них: А. Би-
чурина, М. Каменская, Н. Ирецкая,
М. Славина, А. Молас, Е. Лавров-
ская, П. Левицкая, Ф. Стравинский,
А. Фострем и др. Педагогический
талант Г. Ниссен-Саломан высоко
ценил и А. Даргомыжский10.
О дной из учениц Г. Ниссен-
Саломан была Александра Валериа-
новна Панаева (по мужу Карцова).
Она принадлежала к роду дворян
Панаевых, которы й дал России
общественных и государственных
деятелей, инженеров, военных и ли-
тераторов. Род Панаевых пересекся
с многими дворянскими родами,
представители которых вошли в
историю России: Державиными,
Квашниными - Самариными, Чай-
ковскими, Дягилевыми.
А. В. Панаева родилась в 1853
году в семье действительного стат-
ского советника, инженера путей со-
общения, строителя железной доро-
ги Петербург-Москва и страстного
поклонника итальянской оперы -
Валериана Александровича Панае-
ва. Современники подчеркивали
необычайную красоту тембра голоса
А. В. Панаевой и ее внешности.
Талант Александры Валериановны
вызывал восхищение у Ф. М. Досто-
евского, А. Г. и Н. Г. Рубинштейнов,
П. И. Чайковского, Ш . Гуно и др. По
совету И.С. Тургенева в 1876-1877
годах она брала уроки пения у
П. Виардо во Ф ранции, а затем
продолжала в России заниматься у
Г. Ниссен-Саломан.
В фондах Государственного му-
зея политической истории России
хранится архив А. В. Панаевой-
Карцовой. В начале 1960-х годов он
был передан музею родственниками
Н. Е. Буренина, участника русской
революции 1905-1907 годов, отдав-
шего много сил пропаганде музы-
кального искусства. В архиве среди
писем, воспоминаний, дневников,
деловых документов сохранились 7
небольших записок на французском
языке, адресованных А. В. Панае-
вой Г. Ниссен-Саломан и ее мужем
З. Саломаном. Письма датированы
1877-1879 годами, и одно письмо
1874-м. В нем Генриетта мягко
упрекает свою ученицу: «Я очень со-
жалею, что вы так часто пропускаете
уроки»11. Через три года, когда
А. В. Панаева вернулась из Ф ран-
ции и возобновила свои занятия,
Г. Ниссен неоднократно приглашала
ее принять участие в своих кон-
цертах. Один раз в год профессор
давала итоговые экзаменационные
концерты, где пели ее ученицы.
Те концерты пользовались и з-
вестностью в городе. Кроме того,
по воскресеньям у нее бывали му-
зыкальные собрания, на которые
приходило все петербургское обще-
ство, интересовавшееся музыкой12.
На них А. В. Панаева была частым
гостем. В письме от 14 ноября 1878
года муж Генриетты Саломан со-
общал Панаевой: « .со следующего
воскресения (19 ноября) возоб-
новляю тся наш и м узы кальны е
утренники, которые затем будут
повторяться через каждые 15 дней, и
мы были бы очарованы, если бы Вы,
а так же члены Вашей < .> семьи
на них присутствовали. Выражаю
надежду увидеть Вас в следующее
воскресение.»13
Г. Н и ссен -С ал ом ан лю била
слушать свою ученицу и была уве-
рена в ее способностях: «.спеш у
сообщить Вам, что завтра. я смогу
с удовольствием принять Вас, чтобы
прослушать Ваш и вещи; вообще
же я думаю, что этого не нужно
< .> все, что Вы поете, Вы поете
вполне уверенно»14. В обращениях к
А. В. Панаевой Г. Ниссен-Саломан
часто просила об исполнении роман-
сов русских композиторов: А. Рубин-
штейна, Ц. Кюи и Г. Лишина15.
В педагогической деятельно-
сти Г. Ниссен большое внимание
уделяла воспитанию своих учени-
Александра Валериановна
Панаева-Карцова.
Петербург.
1880-е гг. Из фондов ГМ ПИР
ков на произведениях М. Глинки,
А. Даргомыжского и А. Рубинштей-
на. Она любила и ценила русскую
музыку. В своей работе «Ш кола
пения», которая была написана
по просьбе А. Г. Рубинш тейна и
занимала видное место в русской
вокально-методической литературе,
Г. Ниссен-Саломан подчеркивала
значение русской музы кальной
культуры: « .У ж е давно признано,
что русский народ во всех его слоях
одарен превосходными способно-
стями к музыке, подтверждением
чего является, например, такое со-
кровище, как его народные песни.
Россия, сверх того, богата голосами,
по преимуществу меццо-сопрано,
контральто и басами.»16.
А. В. Панаева всю жизнь храни-
ла письма своих учителей П. Виар-
до, Н. Ирецкой, Г. Нисссен-Саломан.
Александра Валериановна прожила
большую жизнь и была не только
73
История Петербурга. № 6 (40)/2007
предыдущая страница 72 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн следующая страница 74 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст