Боевая и бытовая техника
глаЗами блокадного ребенка
В.
Б. Зернов
локада Ленинграда
76
Мое детство и юность прошли на Гагаринской ул.,
что между Моховой ул. и Соляным переулком. К началу
блокады мне было два с половиной года. Отрывочные
воспоминания сохранились: помню военный госпи-
таль в гостинице «Европейская», где работала моя мать.
На дежурства она водила меня с собой. Ранеными были
заполнены все залы, комнаты, лестничные площадки.
Они по очереди брали меня на руки. Я был сын полка -
вернее, полков.
Жилось хорошо, но к январю 1942-го в госпитале
обстановка все ухудшалась. Мать часто не ходила туда
со мной из-за бомбежек, и мы надолго «сели» на кусочек
блокадного хлеба (на двоих) и какую-то тюрю.
Вспоминается, как однажды дома при бомбежке
керосиновая лампа упала, стекло разбилось, пламя
лизнуло мне рукав, и я загорелся. Ткань прогорела, и
огонь достал руку, а я не мог шевелиться - окоченел,
оцепенел - не было сил двигаться от холода и голода.
Мать с трудом поднялась и потушила мою одежду.
Зимой 1942-1943 годов нас эвакуировали года на
полтора. Вернулся я на родную Гагаринскую ул. уже
подросшим и стал свидетелем и участником событий,
которые хочу кратко изложить.
Сначала пространство между Гагаринской ул.,
Рыночной (Гангутская) и Соляным пер. было забито,
завалено трофейной германской техникой. Чудовищных
размеров пушки, обстреливавшие Ленинград, легковые
и грузовые автомобили. На одной из них была смонти-
рована газовая камера. Самолеты, танки, броневики - в
общем, гитлеризм на свалке.
Потом все это исчезло, и появился садик, где игра-
ли дети и отдыхали взрослые. А все это железо пере-
местилось в лучший, пожалуй, в мире музей войны
с натуральными образцами советской и германской
техники - Музей обороны Ленинграда. Впечатлений от
музея хватало на месяцы вперед и взрослым, и детям.
Гора гитлеровских касок, бомбардировщик, в кабину
которого пускали «порулить». Железнодорожный вагон
командования был проходным. Прекрасные диорамы
сражений и многое, многое другое, незабываемое.
На момент разгрома Музея обороны я учился в
школе № 181 в Соляном пер., который круглосуточно
был забит техникой, советской и германской, одинаково
приговоренной к переплавке, о чем сегодня жалеют и
музейщики, и ветераны, и бывшие посетители непо-
вторимого музея.
Школьная и нешкольная молодежь вместо уроков
вертелась на улице, в танках, броневиках, автомашинах,
и все вывинчивала, снимала, откручивала.
.. Помнится,
пункты «Утильсырье» работали круглосуточно, и было
много скандалов. Один опишу. Начальство решило
сохранить командирский броневичок белого цвета.
Подогнали к церкви Св. Пантелеймона, поставили ча-
сового. Часовой стоял до полуночи, потом ушел. Утром
броневичок стоял без колес, на тормозных дисках, весь
пустой. Хорошо поработали воришки. Сколько потом ни
искали, никого и ничего не нашли. Трофейная немецкая
500-сильная танкетка ежедневно трудилась, перевозя
экспонаты музея из Соляного пер. на Пантелеймонов-
скую ул., где они подолгу стояли, потом на Литейный
пр. Прохожие наблюдали все это день за днем. Про
себя скажу честно: хоть я и вертелся в Соляном пер.
(вместо уроков), но ничего не трогал. Мне интересно
было рассматривать эту армаду, жалеть ее - безжалостно
уничтожаемую, делать зарисовки, слушать множество
рассказов.
Сегодня в США и в Западной Европе есть много
частных и государственных военных музеев с под-
линными образцами техники, созданных с таким же
размахом, как бывший Ленинградский музей обороны.
Что имеем не храним, потерявши плачем.
Но все-таки верится, что придет время и Музей
обороны возродится и приумножится. Хотя догонять
вчерашний день сложновато.
Конечно, у нас в Петербурге есть прекрасный Музей
артиллерии, инженерных войск и войск связи, в Москве
собирают Музей военной авиации, но посмотреть в
одном месте образцы сухопутной, авиационной, флот-
ской техники сегодня негде.
Вспоминая, как бездарно пропадали экспонаты
блокадной поры, очень хочется сохранить для будущих
поколений то, что осталось в моей памяти. Это не воен-
ная техника, а предметы блокадного быта, без которых
невозможно было выжить.
Вот образцы некоторых предметов первой необ-
ходимости в жилищах блокадного и послеблокадного
Ленинграда (из частных коллекций. Рисунки автора).
1. Репродуктор блокадного радиовещания. Кру-
глосуточные передачи об обстановке в городе имели
важное значение для самочувствия жителей. В стальном
кольце диаметром 37 см вставлена мембрана из плотной
черной бумаги. Круглое металлическое основание для
установки на горизонтальной плоскости, как показано
на рисунке.
2. Керосинка для разогрева воды и варки пищи (если
таковая была). Нижнее круглое основание - это бачок
для керосина. В плоском кожухе со слюдяным окошеч-
ком горел широкий тканевый фитиль. Сверху надета
конфорка диаметром 20,5 см, на которую ставилась
посуда. На рисунке показана «усиленная» керосинка с
двумя фитилями шириной 10,5 см, на которой еда и вода
разогревались быстрее, чем на обычных керосинках с
одним фитилем (на обычной еда готовилась около двух
часов). Эти приборы шума не производили.
История Петербурга. № 6 (40)/2007
предыдущая страница 75 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн следующая страница 77 История Петербурга №40 (2007) читать онлайн Домой Выключить/включить текст