у зе и П е т е р б у р га
1 2
Одновременно российский
радиолюбитель Николай Шмидт
из деревни Вохма Кологривского
района Костромской области пой-
мал сигналы бедствия экспедиции
Нобиле и сообщил об этом местным
властям. Российские жители при-
няли близко к сердцу сообщение
о тяжелом положении исследо-
вателей Арктики. Осоавиахимом
был организован Комитет помощи
дирижаблю «Италия».
Было решено создать экспеди-
цию по спасению группы Нобиле
в составе геофизика В. Ю. Визе,
гидрографа А. М. Лаврова и летчика
Б. Г. Чухновского, которую под
общим руководством Р. Л. Самойло-
вича отправили на самом мощном в
то время ледоколе «Красин» во льды
Арктики. Ледокол «Красин», быв-
ший тогда в ремонте на Балтийском
заводе, был подготовлен к походу за
четыре дня.
Полярный летчик Б. Г. Чух-
новский начал ледовую работу в
Арктике во время Карской экспе-
диции 1924 года. Двадцать раз летал
он в том году на разведку льдов в
Баренцевом и Карском морях. Один
из основателей полярной авиации
М. Н. Каминский назвал его одним
из основателей племени «крылатых
землепроходцев ХХ века». В поле-
тах над Арктикой Б. Г. Чухновский
провел свыше четверти века, что яв-
ляется исключательным примером
авиационного долголетия.
Родился Б. Г. Чухновский в Гат-
чине под Санкт-Петербургом в 1898
году. В 19 лет - он курсант управле-
ния морской авиации и воздухопла-
вания в Ораниенбауме, летал на ле-
тающих лодках «М-9» конструктора
Д. П. Григоровича. На этой лодке
Чухновский обеспечивал ледовую
проходку кораблей Балтфлота из
Гельсингфорса в Кронштадт, боль-
ше известную как ледовый переход
кораблей 1918 года.
Осенью 1922 года Чухновский
- слушатель Военно-морской ака-
демии, которая открыла ему дверь
в Арктику. Первые полеты в вы-
соких широтах были «прыжком в
неизвестность». Сегодня авиация
не представляет себе полеты над
белым безмолвием без разведки
и приборов слепого полета, без
ориентировки метеорологической
обстановки по маршруту пред-
стоящего полета, без аэродромов и
посадочных площадок.
В тех условиях у Б. Г. Чухнов-
ского выработалось свое мышление
и чутье Арктики. Именно это пони-
мание помогло ему совершить свой
дерзновенный полет для спасения
экспедиции Нобеле в 1928 году.
Экспедиция началась. На борту
«Красина» было семь корреспон-
дентов газет. Буду ссылаться на
записи и дневники лишь двух из
них: корреспондента «Красной
газеты» ленинградца Д. Южи-
на и московской газеты «Труд»
Л. А. Воронцовой.
Вот первые заметки Д. Южина:
«...Сегодня ровно две недели мы
ушли из Ленинграда. Отмахали
почти пять тысяч километров, а ведь
настоящее еще впереди. За бортом
шуршание и треск. Врезались в льды.
Набегающие ледовые поля густели,
и вскоре весь видимый горизонт был
охвачен ими. Шуршание сменилось
треском, треск - грохотом.
Кто-то страшный железными
пальцами царапал по ледоколу, бил
по бортам, кусал, сотрясая стальную
броню. Минутами казалось, что ле-
докол ломается на части, что вот-вот
посыплются как спички стальные
крепления.
..
Главным препятствием был не-
приступный барьер, упершийся с
одной стороны в Семь островов, а с
другой в безымянный пролив между
Норд-Капом и Платеном. Лед ста-
новился все толще. Уже не один, а
два и три метра толщины обнажали
переворачивающиеся льдины.
Еще вчера средний ход был 12-13
узлов, а нынче - три. Но лед постепен-
но съедает и это движение. Ход на-
чинает измеряться уже стометровой
длиной красинского корпуса.
Лед победил. “Красину” при-
шлось отступить. Про него можно
сказать, что он изнеможен. Эти
слова принадлежат капитану ледо-
кола К. П. Эгге, а кому лучше знать
нужные слова, как не капитану.
Новый этап поисков наступил
сам собой. И тогда-то пошло гулять
среди красинцев слово “самолет”,
переходя от одного человека к дру-
гому, словно будя и нагнетая мысль,
истомленную бессонницей, непро-
ходящим днем, грохотом битвы и
ускользающей целью.
Чухновский вылетел днем 10
июля, и вскоре его самолет скрылся
из виду. Показания погоды были
неудовлетворительными, стоял
туман.
Но Чухновский все же полетел,
по двум причинам: во-первых, мы
стояли в тяжелом льду с приготов-
ленным самолетом, в ожидании над-
вигающегося циклона со свежими
ветрами, могущего катастрофически
для спасаемых изменить льды, а во-
вторых, с каждым часом и без того
торосистое поле становилось все
менее пригодным для полетов.
А с юго-запада на нас надвигал-
ся туман, заволакивая стоянку ледо-
кола. На душе скребли кошки.
Каждый понимал, что Чух-
новский и его экипаж в опасности.
Мало того, под угрозой была вся
экспедиция: ведь сейчас для нас
разведчик - все!
С самолета отрывисто радиро-
вали: “Остров Карла X II. Свобод-
ная вода. Ледник Лей-Смира.” И
каждое слово, выбежавшее из радио-
рубки, множилось и передавалось
по ледоколу, по закоулкам его же-
лезных коридоров и кубриков. Ино-
гда связь прерывалась, и тогда люди
начинали бродить взад и вперед по
ледоколу, возмещая движением без-
деятельность радио.
“Возвращ аемся. заметили
группу Мальмгрена.” Но это со-
вершенно невероятно. Прошло
уже шесть недель с тех пор, как 30
мая она покинула группу Нобиле,
стремясь самостоятельно добрать-
ся до Шпицбергена. Еще накануне
шведское радио сообщило, что,
по-видимому, группа погибла.
Мы ждали подробностей, но радио
неожиданно замолкло совсем.
На льду пылал костер из смо-
ляных бочек, пуская клубы черного
дыма, детской игрушкой трещали
ракеты, выпускаемые в небо, и
бледное пятно прожектора без
лучей будило чувство юмора, не
покидавшее людей даже в самые
трагические минуты. Туман лежал
могильной плитой на всех этих бес-
помощных затеях. Часы проходили
за часами. Никто не ложился спать.
Все прислушивались, не донесется
ли откуда знакомый шум моторов.
Но кругом стояла тишина. Поляр-
ная тишина не прерывается даже
голосами людей, вполголоса, точно
в трауре, говоривших между собой.
Около часа ночи радио загово-
рило. Сначала бессвязно, с пере-
рывами и гудением эфира, а затем
ясно. Встрепанный, посеревший,
с красными глазами от усталости
и напряжения ожидания, радист
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 11 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 13 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст