у зе и П е т е р б у р га
Юдихин писал радиограмму. Заглу-
шаемые со всех сторон шумами кло-
кочущего эфира в наушниках чуть
звенели волны, возбуждаемые клю-
чом далекого летчика-наблюдателя
Алексеева А. Д.: “.
..Мальмгрен об-
наружен на широте 80042' долготе
24045' на небольшом остроконеч-
ном торосе на льду. Два с флагами,
третий лежал навзничь. Сделали
над ними пять кругов тчк Выбора
посадки не было сели торосистое
поле в миле от берега Кап-Вреде
Туман мешает точно определить-
ся. В конце пробега снесло шасси
сломало два винта самолет годен
под морское шасси Все здоровы, за-
пасы продовольствия на две недели
тчк Считаю необходимым Красину
срочно идти спасать Мальмгрена
тчк Чухновский”.
Милый, хороший Борис Григо-
рьевич! Он как живой стоял перед
нами со своей стеснительной улыб-
кой и неизмеримо вырастал в глазах
тех, кто умеет ценить настоящего
человека на настоящем месте. И
полное забвение себя.
Около полудня 11 июля “Кра-
син” покинул стоянку и двинулся
на восток. Иногда кто-нибудь на
борту восклицал: “А ну, ребята,
посмотрите-ка сюда!” И десятки
биноклей и глаз поворачивались,
сверля изрезанную ледяную по-
верхность и открывая на ней черные
точки: “Вот там, правее, за торосом,
что-то движется”. И вновь это дви-
жение оказывалось плодом вообра-
жения, детищем расстроенной воли,
которая хотела во что бы то ни стало
увидеть на льду тех, кого каким-то
чудом заметили наши летчики.
Как удалось механику Шелаги-
ну А.С., уроженцу Архангельской
губернии, в тумане, с высоты 300
метров заметить среди пятен и
трещин битого льда двух копоша-
щихся человечков - это чудо и сам
коренастый и малоразговорчивый
помор объяснить не мог. Рассказы-
вали, что когда он увидел людей на
льду, то так вскрикнул, что голос его
был слышен сквозь шум моторов,
заглушавший для летчиков даже
артиллерийскую стрельбу.
Мы не спали всю ночь. В пять
часов утра помощник капитана
А. Д. Прейнкопф (у Самойловича
Брейнкопф. -
К. С.)
на расстоянии
около 10 километров заметил на
торосе точку, которая на этот раз
оказалась человеком. На льдине
10 на 10 метров двигался человек,
подняв вверх обе руки, махая шап-
кой. Другой лежал в углублении
среди льдов и только приподнимал
голову, улыбаясь. Первый был -
капитан Цанни, второй - капитан
Мариано.
Третий - доктор финн Маль-
мгрен при падении с дирижабля
повредил руку, а тот, кто знает, какие
преграды готовят людям полярные
льды, поймет, каким мужеством
обладал этот человек, решивший
двигаться по арктическим дрейфую-
щим льдам.
Лед, по которому двигалась груп-
па, дрейфовал в разных направлениях
со скоростью от 5 до 10 узлов в день,
сводя на нет усилия всех троих, ре-
шившихся добраться до Шпицбер-
гена. Через две недели Мальмгрен
занемог, больная рука давала о себе
знать. Вдобавок он отморозил себе
ноги. Тогда, отдав теплую одежду,
продовольствие и компас, он остался
умирать на снегу. Это случилось за
месяц до подхода “Красина”.
Пусть вечным мавзолеем док-
тору Мальмгрену, будет благо-
дарная память ученого мира и
неумирающий ореол славы в глазах
культурного человечества!
“Красин” подошел к группе,
носившей имя Мальмгрен, 12 июля
в 7 часов утра, а через час покинул
это печальное место.
Мы снова не сходили с палубы.
И снова, как вчера, искали людей
на льдине, снова тени, точки, пятна
казались нам то палаткой, то радио-
мачтой. Ледяные миражи преследо-
вали нас.
Около семи часов промчалась
весть: “Нас видят! Со льдины, с
красной палатки!”. В такой момент
возникает чувство непередаваемой
нежности к ждущим нас людям,
полное спокойствие и чувство глу-
бокого удовлетворения. То, что было
позади и что было впереди, казалось
неважным по сравнению с вечером
12 июля, когда мы были у цели.
На горизонте вспыхнул дымок,
потом другой, третий. Они жгли
сигнальные шашки, уцелевшие по-
сле катастрофы. “Красин” повернул
на дымки. Долго еще мы проби-
вались сквозь льды, пока не стали
различать радиомачту, сделанную
из обломков гондолы, палатку и
крохотные фигурки людей, трое
из которых двигались навстречу
ледоколу. Шум и возбуждение на
“Красине” стояли необычные.
Стоит лишь восторгаться вы-
держкой капитана, который шел
к цели спокойно, не забывая даже
делать промеры глубин.
“Красин” подошел к льдине,
как к набережной, и стал спускать
парадный трап.»
С того момента поток поздрави-
тельных телеграмм хлынул на «Кра-
син», их количество исчислялось
четырехзначными цифрами. Вести
шли из Нью-Йорка, Рима, Москвы,
Владивостока, Якутска.
Спасение экспедиции Нобиле
стало подвигом сотен людей. Свыше
полутора тысяч. 18 судов и 21 само-
1 3
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 12 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 14 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст