П
.
етербуржцы и петербурженки
яркий протест против полицейских
порядков и насилия, составлен-
ный и отпечатанный студентами
Медико-хирургической академии. В
нем говорилось: «Протест наш тверд
и единодушен, и мы скорее готовы
задохнуться в ссылках и казематах,
нежели задыхаться и нравственно
уродовать себя в наших академиях
и университетах»11.
Для суда над медиками была соз-
дана военно-следственная комиссия
под председательством Н.И.Козлова,
в которую вошли из профессоров ака-
демии Н. Н. Зинин, Я. А. Чистович,
Э. А. Юнге. С. П. Боткин категориче-
ски отказался участвовать в комис-
сии, сославшись на свою чрезмерную
занятость. Более того, на заседании
Конференции он заявил о грубом и
недопустимом поведении инспектора
Смирнова, который при чрезмерном
усердии «.
..не стеснялся тоном и вы-
ражениями»12.
Эти студенческие волнения вновь
обострили отношения между группа-
ми профессоров, и Конференция,
работавшая при П. А. Дубовицком
довольно спокойно и продуктивно,
стала ареной группового и нацио-
нального размежевания, взаимных
нападок и ожесточенной борьбы.
Не остался в стороне от той борьбы
и С. П. Боткин. В Конференции
по-прежнему значительную часть
членов составляли «немцы», кото-
рым благоволил новый начальник
академии Н. И. Козлов, являвшийся
выпускником Дерптского универ-
ситета, с недоверием относившийся
к русским докторам и при всяком
удобном случае ставивший преграды
на пути их служебного и научного
продвижения. Противоположную
позицию занимал С. П. Боткин, счи-
тавшийся главой «русской партии»
и много сил отдавший продвижению
русской науки и русских врачей.
Иногда, отстаивая того или иного
претендента с русской фамилией, он
предпочитал лучше ошибиться в под-
линных достоинствах своего протеже,
чем постоянно слышать вокруг себя
немецкую речь, читать в научных ра-
ботах ссылки только на зарубежных
ученых, замечать иронию коллег,
когда в Конференции заходила речь
об открытиях, сделанных русскими
докторами.
Он придерживался завета мо-
сковского профессора терапии
И. Е. Дядьковского, который писал:
«Русские врачи при настоящих
сведениях своих полную имеют
возможность свергнуть с себя ярмо
подражания иностранным учите-
лям и сделаться самобытными.
..
Нет в медицине. русских вождей
оттого, что в настоящие времена
мы, русские, совсем не имеем той
благородной национальной гордо-
сти, той высокой патриотической
любви, которые одни только и жи-
вотворят дух отечественных пред-
приятий»13. С. П. Боткину нелегко
было преодолевать сложившиеся в
медицине традиции и утверждать
тот «русский дух», о котором напо-
минал И. Е. Дядьковский. Русское
общество того времени практически
не было осведомлено о достижени-
ях своих отечественных ученых.
Д. И. Писарев, внимательно следив-
ший за успехами И. М. Сеченова и
С. П. Боткина, в статье «Реалисты»
писал: «Французский ученый Бе-
клар упоминает в своей «Физиоло-
гии» о некоторых эксперименталь-
ных работах Боткина и Сеченова. Ну
а мы? Мы, чай и понятия не имеем
о том, что у нас могут существовать
такие люди, которые в самом деле
шутя занимаются эмбриологией,
нервными клеточками и физио-
логическими опытами. Мы узнаем
об этих людях из иностранных
книг»14. С. П. Боткин, осознавая, как
малоизвестны достижения россий-
ской врачебной науки и практики,
всячески стремился использовать
свой авторитет и влияние на про-
движение отечественных специали-
стов. Едва появившись в академии
и приняв кафедру, он привлек
наиболее способных студентов к
выполнению научных работ, пред-
ложил им темы, следил за ходом
исследований и содействовал опу-
бликованию результатов. Уже тогда
он начал закладывать основы своей
научной школы, давшей России
так много выдающихся имен среди
русских ученых-медиков. Деятель-
ность научной школы С. П. Боткина
опровергала мнение, что русские
врачи из-за своей низкой культуры
не могли быть учеными и талант-
ливыми диагностами. Некоторые
петербургские врачи-немцы необо-
снованно обвиняли С. П. Боткина
в шовинизме, утверждая, что среди
его учеников были только лица с
русскими фамилиями, выходцы
преимущественно из духовного
звания. Несомненно, С. П. Боткин
любил Россию и всячески стремил-
ся на благо ее развития воспитывать
русских врачей, однако среди его
учеников были и поляки, и евреи, и
украинцы и немецы.
Благодаря усилиям С. П. Бот-
кина среди лиц, возглавлявших в
1880-е годы основные петербургские
лечебные заведения, значительное
число составляли его ученики и
последователи. Он горячо отстаи-
вал кандидатуру своего ученика
В.И.Алышевского на должность
старшего врача Мариинской боль-
ницы для бедных и, несмотря на
сопротивление «немецкой партии»,
добился своего. Главным врачом
Александровской городской барач-
ной больницы был Н. И. Соколов,
Александровской больницы для
Разбор и демонстрация больного С.П. Боткиным на лекции
в Императорской Военно-медицинской академии.
Фото 80-хгодов XIX в.
Из фондов Военно-медицинского музея. ОФ 42585
41
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 40 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 42 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст