етербуржцы и петербурженки
Петербургский аристократ,
полковник-кавалергард
Василий Пашков —
проповедн/ик Евангелия
В. А. Бачинин
4 4
Духовное возрождение
полковника-кавалергарда
Существует огромное количе-
ство литературных, публицистиче-
ских и художественных, портретов
русских аристократов. Среди них
можно обнаружить большое раз-
нообразие всевозможных типов.
Однако о типе русского аристокра-
та, который был бы евангельским
христианином, протестантом, чи-
тающая российская публика XIX-
XX веков имела весьма смутное
представление.
Следует особо подчеркнуть, что
к концу XIX века в России успели
смениться несколько поколений
аристократов, проживших свою
жизнь вне какого-либо направляю-
щего влияния православной церкви.
Состояние безверия или сугубо
внешнее следование православным
обрядам позволяло беззаботно суще-
ствовать большей части российской
элиты. Если бы не те события 1870-х
годов в Петербурге, о которых речь
пойдет ниже, эта тенденция сохра-
нялась бы либо в прежнем, либо во
все более усугубляющемся виде. Од-
нако случилось так, что многим из
тех, на кого царское правительство
привыкло опираться, суждено было
пережить внутреннее, духовное пре-
ображение. Практически все они
вынуждены были пройти через три
основных этапа духовной жизни.
Первый из них представлял
собой состояние детской, полусо-
знательной православности. На
второй стадии юности и зрелости
душа аристократа часто становилась
добычей вольтерьянского скепсиса,
т. е. фактического безверия. Третий
этап оказывался самым важным,
Полковник Пашков
поскольку включал евангельское
пробуждение дремлющего духа.
Но этим дело не заканчивалось.
Нередко столичные титулованные
аристократы становились актив-
ными участниками регулярных
богослужений, неустанными про-
поведниками Евангелия и начинали
выполнять функции, которые в
православной церкви выполняли
только священнослужители.
В обычных условиях русские
аристократы XIX века только в
очень редких, исключительных
случаях могли перейти в духовное
сословие, принять сан священника.
Для такого перехода, сопровождав-
шегося существенным понижением
их социального статуса, требовалось
разрешение самого императора. Все
это делало переход практически
нереальным. Но то, что было невоз-
можно в православной церкви, ока-
залось реальностью в евангельском
христианстве. Богач В. А. Пашков,
граф А. П. Бобринский, барон
М. М. Корф и др. никогда не со-
гласились бы стать православны-
ми священниками, но они же с
огромным воодушевлением взяли
на свои плечи груз обязанностей,
выполнение которых делало их
положение равнозначным статусу
протестантского пастора.
То, что произошло с петер-
бургским аристократом Васили-
ем Александровичем Пашковым
(1834-1901), заслуживает особого
разговора. Он принадлежал к выс-
шему столичному обществу, входил
в ближайшее окружение Алексан-
дра II на правах его личного друга.
Это был богач, красавец, гвардей-
ский офицер, дослужившийся до
чина полковника. Он вел бурную
светскую жизнь, любил балы, охоту,
лошадей. Не существовало препят-
ствий, которые могли бы помешать
удовлетворению любых его прихо-
тей, поскольку он располагал огром-
ными средствами, был владельцем
медных рудников на Урале, имел
в Петербурге и Москве большие
дома, напоминавшие дворцы. Ему
принадлежали крупные поместья во
многих российских губерниях - Мо-
сковской, Петербургской, Киевской,
Тверской, Тульской, Тамбовской,
Рязанской, Новгородской, Ниже-
городской, Воронежской, Ярослав-
ской, Оренбургской и др.
Один из современников оставил
характерный словесный портрет
полковника-аристократа: «Краси-
вый брюнет, роста выше среднего,
с манерами и обращением чистого
аристократа, он имел приятный мяг-
кий тенор, большие выразительные
глаза. К делам веры, церкви и рели-
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 43 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 45 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст