П.
етербуржцы и петербурженки
идеологии Аналитического искус-
ства, Революции в искусстве, про-
летаризации искусства, Революции
в педагогике Изо, революции во всех
взаимоотношениях в искусстве и
реорганизации живописного и скуль-
птурного факультетов Академии»11.
Отчаявшись добиться призна-
ния и поддержки своего метода в
среде академической профессуры,
П. Н. Филонов еще более рьяно стал
его распространять среди начинаю-
щих художников. Все лето 1925 года
он занимался в помещении Академии
художеств с группой из почти 70
молодых людей, желавших позна-
комиться с его методом и научиться
ему. Как отмечают исследователи
истории русского авангарда, такой
многочисленной школы ни у кого
из художников этого направления
тогда не было12. К 1927 году оконча-
тельно оформился и был официально
утвержден коллектив Мастеров ана-
литического искусства, включавший
П. Н. Филонова и его учеников.
При этом П. Н. Филонов не уставал
повторять, что в созданной им орга-
низации нет учителя и учеников, а
творят равноправные мастера. В 1927
году состоялась первая крупная вы-
ставка филоновцев. Она открылась
в Доме печати и представляла собой
экспозицию картин-панно, объеди-
ненных темой «Гибель капитализма».
П. Н. Филонов без сна и отдыха тру-
дился, готовя работы учеников для
всеобщего обозрения. Он понимал
всю значимость грядущего события
для широкого распространения и
общественного признания аналитиче-
ского искусства. Во взволнованном и
приподнятом настроении находились
и его ученики. «Работа в Доме печати
была для нас Академией. Мы были
охвачены энтузиазмом и верой в пра-
вильность и единственность нашего
пути», - вспоминала по прошествии
многих лет одна из верных при-
верженцев филоновского искусства
Т Н. Глебова13. Выставка удалась и
получила широкий резонанс в кру-
гах художественной интеллигенции.
Казалось, брешь в замалчивании
творчества П. Н. Филонова и его но-
вого метода, в изоляции художника
была пробита. К П. Н. Филонову
потянулись новые ученики и просто
неравнодушные к его творческому
методу люди. Он приветливо всех
встречал, зачастую даже не интересу-
ясь фамилией человека. Вероятно, ра-
дость от достигнутого успеха, состоя-
ние творческого подъема и подвигло
П. Н. Филонова на создание в
1928-1929 годах одной из извест-
нейших его картин с вдохновенным
названием «Формула весны». Тогда
трудно было представить, что первая
одержанная в борьбе с чиновниками от
искусства победа станет и последней.
Казалось, ничто не предвещало
последующего трагического для
художника развития событий. На-
оборот, в 1929 году Русский музей
предложил П. Н. Филонову открыть
персональную выставку. В. Н. Ани-
кеева, сотрудница музея, составила
каталог и написала вступительную
статью. П. Н. Филонов их полно-
стью одобрил. Но почти сразу же
выставке начали чинить препоны.
Сначала перепечатали ее каталог, за-
менив вступление В. Н. Аникеевой
статьей Исакова, который считал,
«что искусство Филонова контрре-
волюционное»14. Затем, сослав-
шись на переориентацию музеев на
полит-просветительскую работу и
мнение Политпросвета, «что творче-
ство Филонова по характеру своему
ни в коем случае не может быть
отнесено к категории положитель-
ных художественных явлений»15,
решили привлечь к обсуждению
проблемы рабочих. Выступление
на нем Исакова, отведенные для
просмотра выставки 20 минут - все
было рассчитано на то, что рабочие
вынесут отрицательный вердикт. Но
случилось неожиданное: рабочие
выставку единогласно одобрили.
Тем не менее новое руководство
Русского музея, главный против-
ник выставки, добилось своего.
9 октября 1930 года им было полу-
чено предписание из Наркомпроса:
«...намеченную к открытию выстав-
ку худ. Филонова не открывать для
обозрения, а свернуть»16.
Гнетущее состояние, вызванное
неудачей в организации персональ-
ной выставки, П. Н. Филонову в не-
которой степени помогли преодолеть
два поступивших вскоре предложе-
ния. Одно исходило от организаторов
выставки «Художники РСФСР за
15 лет», которая открылась 13 ноября
1932 года в Русском музее. На ней
были представлены среди 3000 работ
85 произведений П. Н. Филонова. Но
и в том случае устроители выставки
во главе с И. Э. Грабарем попытались
умалить значение и творческого ме-
тода, и всего искусства П. Н. Фило-
нова. «Его сложные технически и
тематически композиции с трудом
расшифровываются даже с помощью
названий, столь же претенциозных,
как и картины», - заметил И. Э. Гра-
барь в своей статье в «Известиях»17.
Однако именно этот непонятный
многим аналитический метод был
избран для иллюстраций финского
эпоса «Калевала». Инициатором
его издания был полпред СССР в
Финляндии И. М. Майский. В от-
вет на просьбу издательства «Ака-
демия» участвовать в этом проекте
П. Н. Филонов дал согласие, но не в
качестве автора, а в роли редактора
работ членов Мастерской аналитиче-
ского искусства, т. е. своих учеников.
Для него было очень важно, особенно
в условиях грозящей общественной
изоляции, укрепить позиции этого
творческого сообщества. П. Н. Фило-
нов работал, как всегда, с большой
самоотдачей, тратя еженедельно
по 6-10 часов на обсуждение про-
деланной учениками работы. И она
увенчалась успехом. В декабре 1933
года «Калевала» вышла из печати. На
половину десятитысячного тиража
подписалась Финляндия18.
К сожалению, с начала 1930-х
годов радостные события в жизни
П. Н. Филонова становились все
более редкими. Гонения со стороны
официальной власти на его твор-
чество и его учеников неуклонно
усиливались. Чем же их можно
объяснить? Может быть, действи-
тельно П. Н. Филонов исповедовал
контрреволюционные взгляды,
занимал антисоветскую позицию?
Напротив! Его произведения, пу-
бличные высказывания и личные за-
писи в дневнике свидетельствуют об
абсолютной преданности советской
власти и идеям социалистического
строительства. Он сознательно и
бесповоротно стал атеистом. Совет-
ские и партийные вожди были для
него непререкаемым авторитетом.
Более того, он свято верил, что пре-
следования его и учеников, нападки
на аналитический метод были де-
лом рук чиновников от искусства,
художников-приспособленцев. По
его мнению, надо было как можно
быстрее открыть глаза партии на
происходившее, чтобы восторже-
ствовала справедливость и все бы
увидели, как велико и позитивно
воздействие его аналитического ис-
кусства на революционное преобра-
жение общества. Даже карательные
органы представлялись ему орудием
5 5
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 54 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 56 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст