етербуржцы и петербурженки
Веселый Человек и веселый уЧеный,
или
Опыт расшифровки одного имени
Т. К. Сотникова
В Ленинграде его знали не
только коллеги - археологи, исто-
рики и этнографы. В шестидесятые-
семидесятые и позже Константин
Дамианович Лаушкин любил бы-
вать участником домашних тусовок
двадцати-двадцати пяти, тридцати-
летних. Был он на поколение, а то и
на полтора старше нас, но никогда
не стремился подчеркнуть разницы
в возрасте, всегда оставался Костей,
с ним легко становились на «ты».
Расстояние все ж было велико,
и невольно он попадал в центр вни-
мания - знал больше и превосходил
всех в страстных спорах-разговорах,
которыми мы жили тогда. И стихия
свободного проявления, свойствен-
ная людям богемы, окрашена была
у него большей интеллигентностью,
большим тактом, большей утон-
ченностью речи. В шумном кругу
молодых это было заметно. Но все
ли знали, что не имеющий возраста,
общительный, подвижный, на лю-
дях такой веселый человек, сквозь
очки смотревший на мир «с какой
то едва уловимой сумасшедшинкой
в глазах», превосходно отмеченной
Андреем Никитиным в его книге
«Возвращение к Северу», был
одаренным ученым и оставил свое
имя в науке, требующей эрудиции,
напряжения интеллекта, одержи-
мости, особого склада ума. А путь
к ней не был усыпан лепестками
роз - воевал, побывал в сталинских
лагерях.
Говорили,спорили,бродили по
городу и за городом, и каждому что-
то доставалось от общения с ним:
кому «песни», которые он любил,
его юмор, любознательным - его
наука. Неизвестный тогда молодой
писатель Сергей Довлатов выбрал
Константин Лаушкин после реабилитации читал донос, который
написал на него один из сослуживцев. Там говорилось дословно следующее -
«К. Д. Лаушкин считает себя умнее других, хотя на кафедре есть люди,
старше его по званию».
И дальше: «С беспредельным цинизмом Лаушкин утверждает, что мозг
любого человека, независимо от занимаемого им положения, состоит из серого
вещества.
..» Костя сидел шесть лет.
С.
Довлатов, «Соло на Ундервуде»
себе сюжет из его судьбы и ввел
К. Д. Лаушкина стилистической
фигурой в свою прозу, которой про-
славился позже.
В 1994 году по выходе пятого
номера альманаха «Петрополь», по-
священного Сергею Довлатову, мы
прочитали его «Соло на Ундервуде»,
там же - заметку Иосифа Бродского
«О Сереже Довлатове» - о нем и его
прозе, о том, как в реальном «дуэте»
с Довлатовым, благодаря особен-
ностям его литературного дара,
«собеседник начинал чувствовать,
что у него каша во рту», и что «так
это на деле и оказывалось», и таким
образом «жизнь превращалась дей-
ствительно в соло на Ундервуде» Но
жизнь, если талантлив художник,
может быть, и должна превращаться
в его соло. Только в случае Констан-
тина Дамиановича Лаушкина ни
на минуту никакой «каши во рту»
его в разговоре с кем бы то ни было
просто не могло быть.
И как весело смеялся бы Костя
Лаушкин своим «заразительным,
ничем не сдерживаемым друже-
ственным смехом» (снова А. Ники-
тин), почувствовав себя на мину-
точку «персонажем» - чеховским
гимназистом, коего высекли и опу-
бликовали - он навеки прописан не
только в истории и географии, но и в
русской литературе. Раскрыв книж-
ку «Петрополя» на 26-й странице,
не весело смеялись за него мы - его
не стало в марте 94-го, незадолго до
выхода альманаха.
Только до конца ли понимал
молодой Довлатов, что собеседник
его был из людей более чем не-
заурядных, и что судьба его совсем
не случайно споткнулась о дефицит
скудного по запасам того самого
Костя Лаушкин.
1933-1934
гг.
вещества в мозгах у вершителей на-
ших судеб. Понимал ли это и один
из издателей «Петрополя», Андрей
Юрьевич Арьев, знавший этого
человека? Нам это неизвестно, но
имя, ни о чем не говорящее массо-
вому читателю Сергея Довлатова,
осталось без комментария.
Мне показалось не лишним
«расшифровать» его для тех, «кто
издает и читает книги» и кому оно
незнакомо или знакомо недоста-
точно.
О человеке, прожившем на зем-
ле около восьмидесяти лет, придется
говорить на единственно доступном
автору суконном языке обыкновен-
ной прозы, с обилием «прилагатель-
ных и завихряющихся придаточных
предложений»
(И. Бродский).
Будем стараться не злоупотре-
блять ими по возможности.
5 7
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 56 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 58 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст