П
.
етербуржцы и петербурженки
«По-разному пробовали решить
эту «загадку» головы античных му-
дрецов, философов эпохи Возрож-
дения, французских просветителей
и других мыслителей» <.
..> «.
.. я не
буду касаться этих разноречивых и
при том спорных решений вопро-
са о цели жизни. Я выскажу свой
собственный взгляд и прошу про-
щенья у читателей, если он окажется
несколько пессимистичным. Что
ж делать? Каждому разрешается
иметь свое мнение. Автор никому не
хочет навязать свое мнение».
И философ на семнадцатом году
лет доверяет листкам настоящую
крамолу. Он смеет полагать, вопреки
в высших инстанциях утвержденно-
му, что «единственной и ближайшей
целью всякого живого организма, от
растений до человека <.
..> является
сохранение и продолжение своего
биологического вида», выражающе-
еся в воспроизведении себе подоб-
ных особей. Человек же, обретший
высший разум в процессе эволюции,
«благодаря более развитых больших
головных полушарий, благодаря
уму, подменил эту главную цель
ложными - стремлением к славе,
богатству, знаниям, власти.<.
... > Но,
как ни заслоняются люди от основ-
ной цели ложными, она все же стоит
перед человечеством, <.
..>хотя она
и безрадостна».
«<.
..> бога
(с маленькой еще
буквы! - Авт.)
нет и не может быть»,
все религии лгут о внеземном бла-
женстве, «и особь-производитель
и произведенная им особь должны
умереть, да и вообще, на земле, в
конце концов, должна прекратиться
жизнь из-за многих причин. И наука,
и культура, и искусство, и жизнь - все
неумолимо сотрется, в конце концов,
с лица земли. Память о живших не-
когда людях сотрется, да и некому
будет хранить ее, и спустя некоторое
время наступит в солнечной системе
хаос, состоящий из электронов и про-
тонов. Все, все неумолимо, по точным
математическим законам, должно
исчезнуть, кроме этих первичных
элементов» <.
..> «Религии всех сект,
всех национальностей почувствовали
это страшное противоречие и хотели
бы его сгладить» <.
..> «Нас природа
создала совершенно случайно и сде-
лала большую ошибку, создав нас.
Зачем мы живем?»
Примеры из истории, биологии,
из жизни насекомых - ему все пред-
вещало абсолютный, беспросветный
мрак истории. Правда, автор при-
зывал «спорить, спорить.
..», и он
«не сомневается, что со стороны
мыслящих читателей услышит и
прочитает массу интересного, по-
лезного и поучительного.
..».
Услышит через много лет - в Ле-
фортово и на Лубянке. Там спорить
не стали, там знали: мы рождены,
чтоб сказку сделать былью, осчаст-
ливить человечество ослепительно
светлым будущим.
И сердито исчеркали жирным
карандашом, вложили в отдельный
конверт и подклеили к делу «соб-
ственноручную запись пессимисти-
ческого характера» с ее дьявольской
припиской: «Г-н Издатель! На-
печатайте статью без изменений и
исправлений и под псевдонимом
Немов. Кстати, это вообще моя
четвертая официальная фамилия. С
почтением. Ваш К. Лаушкин».
Что за рискованная игра? С
кем? В 1951-м она добавит масла в
огонь, тлевший в нелепых доносах
начиная с 1943 года.
В 1935-м столь «несвоевремен-
ные» мысли привели его по оконча-
нии школы на биологический фа-
культет Университета. Через год он
перешел на математический, и еще
через год, в поисках ответа на свои
вопросы, сделал окончательный
выбор - стал студентом Владислава
Иосифовича Равдоникаса, профес-
сора кафедры истории доклассового
общества, позже переименованной в
кафедру археологии.
«В. И. Равдоникас (1894-1976),
В. И. Равдоникас
в 1935 году доктор исторических
наук, в сороковые дважды акаде-
мик - действительный член Нор-
вежской академии наук в 1945-м
и член-корреспондент А Н СССР в
1946-м (заметим про себя различие
в званиях и датах), был выдающимся
ученым-историком и великолепным
педагогом. Он обладал огромным
личным обаянием, о нем не уставали
вспоминать его бывшие ученики и
все, кто знал его. В воспоминаниях
доктора исторических наук про-
фессора А. Д. Столяра, много лет
возглавлявшего кафедру археологии
в Ленинградском университете, дана
глубокая характеристика ученого и
человека - яркого, сложного, проти-
воречивого, жившего и работавшего
в условиях времени, которое ломало
и самых сильных людей»1.
«Научная деятельность его по
причинам, о которых в праве гово-
рить лишь его биографы и историки
науки, оборвалась слишком рано, в
конце пятидесятых. А в тридцатые
годы он успел объединить вокруг
себя начинающих молодых ученых,
передать им свои знания и методы,
культуру научного мышления, кото-
рой был наделен природой. В конце
предвоенного десятилетия, с 1938
по 1940 годы, он привлекает большую
группу своих студентов к участию в
археологических раскопках в Старой
Ладоге. Константину Лаушкину он
доверил самостоятельные исследо-
вания. Тот прекрасно справился с
ними, и профессор возлагал на него
лучшие надежды
2.
В 1938 году студент третьего
курса К. Лаушкин был зачислен в
штат Института истории матери-
альной культуры им. Н. Я. Марра
младшим научным сотрудником.
10 июня 1941 года он с отличием за-
щитил диплом на звание историка-
археолога. В первый день войны
был призван на фронт. 23 июня его
командировали в «ряды действую-
щего Военно-Морского Флота».
Первым назначением двадцати-
четырехлетнего младшего лейтенан-
та, прошедшего курс вневойсковой
военной подготовки в Университете,
стало исполнение воинских обя-
занностей командира взвода аэро-
дромного батальона и помощника
начальника штаба батальона мор-
ской пехоты, сформированного на
основе 256-й авиабазы ВВС КБФ,
действовавшего на Ленинградском
фронте.
5 9
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 58 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 60 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст