П
.
етербуржцы и петербурженки
6 4
ваете Лаушкина? На очной ставке
вы говорили одно, а сейчас другое,
почему?! Где сидели за столом Вы,
а где Лаушкин?»
Затребовали участников свадь-
бы. По городам и весям искали
разъехавшихся с тех пор гостей,
отыскали и групповое фото - для
опознания. Уж не сам ли Жумыкин
с дружеским объятьем?
В тот день в дом невесты на-
билось тьма народу, да кстати или
некстати оказалось там так шум-
но, весело и хмельно? Весь вечер
«играла гармошка, пели песни,
плясали, и слышать, что проис-
ходило, было затруднительно», по-
казала допрошенная по делу майора
К. Д. Лаушкина бывшая невеста,
восемь лет как жена. А скоро захме-
левший бывший счастливый жених,
восемь лет муж, с начальственной
строгостью допрошенный самим
Сурским, вообще показал, что ему
«...стало нехорошо после второй
стопки водки, и он проводил время
в другой комнате у подруги невесты
и ничего не слышал, не помнил».
И мать невесты, простая, не очень
грамотная женщина, в день свадьбы
единственной дочери «занятая при-
готовлением небольшого угощения
на кухне», огорченному Сурскому
ничего худого, т. е. хорошего, не
показала: «Я слышала только разго-
воры о свадьбе, но трудно было разо-
брать, кто о чем еще разговаривал
при таком шуме». И отец невесты,
простой рабочий человек, в 1951-м
уже мастер колодочного цеха на ле-
нинградском обувном предприятии,
не показал.
И никто из допрошенных го-
стей ничего такого не вспомнил, не
показал, не все и заметили майора
К. Д. Лаушкин.
1960-е гг.
в многолюдном застолье, фами-
лии и подавно назвать не смогли,
один только вспомнил - «Какой-то
майор играл на гитаре и пел». И
все об одном: «<.
..> были пьяны»
- свадьба!
А лейтенант Питель, секретный
сотрудник МГБ, присутствовавший
на свадьбе по увольнительной, думаю,
не без задней мысли выписанной ему
самим Жумыкиным, и пробывший
там целых два часа, в рапорте, за-
прошенном у него его ведомством
через три года после события и за
полтора года до ареста Лаушкина,
доложил сердито: «<.
..>О преступ-
ной деятельности Лаушкина ничего
не знаю и сообщать не собираюсь.
О чем и расписываюсь. 5. II. 49 г. »
И в следующем рапорте - через два
года - «Все было тихо. С Лаушкиным
не знаком был».
Но кто-то устроил в тот вечер
стрельбу. Жумыкин показал, не от-
рицали и другие: кто-то под самый
конец подрался, стрелял, на кухне,
или на улице.
.. Да уж коли вождя
собственными руками, то кто, как
не Лаушкин! Полковнику якобы
пришлось вмешаться, отобрать у
него пистолет. Питель, вероятно,
покинул гостеприимный дом к тому
времени?
Чуть выпив, так неосмотритель-
но собирать горящие уголья себе на
голову?! Дым без огня? Во всем ли
не прав твой «черный человек», Ко-
стя? Кто бы ни стрелял, а стреляли,
где гульба, там пальба.
.. Но клевета?
«Но клевета, как сознательная ложь,
преднамеренный обман, заботится
о том, чтобы быть больше похожей
на правду, отсюда появляется то,
что может быть названо разумными
границами клеветы. Преступать
эти границы небезопасно - тогда
клевета демаскирует себя в очевид-
ную ложь» <.
..>«Жумыкин хотел
доказать мое якобы враждебное
отношение к одному из великих
людей современности - разрешите
отныне и впредь так именовать
И. В. Сталина, потому что простой
гражданский такт не позволяет мне
сопоставлять его имя с оскорби-
тельными эпитетами, - и в соот-
ветствии с этим формировал свою
клевету. А следствие усмотрело в
этом подтверждение моего якобы
враждебного отношения к велико-
му человеку современности, - и тем
самым допустило (в который раз)
логическую ошибку, называемую
«РеШоргіпсірі»
- предвосхищение
основания, и состоящую в том, что
тезис доказывается при помощи
аргумента, который сам является
недоказуемым», - напишет он
Н. С. Хрущеву из лагеря.
***
Оставим до поры Жумыкина
наедине с его совестью, ему выступать
на суде, там исправится, добавит. Вы-
слушаем лейтенанта Панкова, неуто-
мимо украшавшего, как и Жумыкин,
свои доносы-показания угодливым
«желаю дополнить», - они тянули
дело в одной упряжке: «Желаю так
же дополнить: это было в феврале
1947 года после голосования в Вер-
ховный Совет СССР. Мы пришли ко
мне домой, где в присутствии других
офицеров, а кто именно был, сейчас
не помню, то я поднял тост за всена-
Торопецкий раскоп.
1960 г.
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 63 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 65 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст