П
.
етербуржцы и петербурженки
Торопецкая экспедиция. Слева направо:
Малевская Марьяна Владимировна, Катя Вилинбахова, Таня Ратнер,
Корзухина Гали Федоровна, Лаушкин Константин Домианович.
1960г.
родного кандидата в депутаты, назвав
его фамилию, а Лаушкин заявил нам:
«Вы как хотите, а я лучше выпью за
свою любимую поэтессу, и за вождя
выпить тост отказался. И, несмотря
на трехкратные повторения тоста,
Лаушкин продолжал отказываться,
а поднимал тост за свою знакомую,
поэтессу З., которая жила в Ленин-
граде».
И доблестного офицера М-кого
послушаем: «.
..в феврале1947 года
на вечере у офицера Панкова в при-
сутствии Власова я поднял тост за
всенародного кандидата в депутаты,
однако Лаушкин в демонстратив-
ном порядке отвернулся в сторону
жены Власова, ничего не говоря, и
сказал: «Лучше, Галочка, выпьем за
твое здоровье!» И выпил! Подобный
же случай повторился в квартире
Власова в присутствии секретаря
парткомиссии Марфутенко.
это
было в 48 г. или в 49, не помню.
.
Лаушкин также при мне дважды
отказался пить за здоровье Вождя, а
пил за свою любимую девушку».
Не к этим ли выборам в Вер-
ховный Совет относился его рас-
сказ о том, как удалась ему дерзкая
выходка: скользнул в кабину для
голосования и остро отточенным,
никем не тронутым карандашом,
припасенным там для порядка, вы-
черкнул фамилию всенародного
кандидата?
тельства, однако Лаушкин отвер-
нулся и предложил выпить за жену
Власова Галину».
Сговор или правда - то за Мар-
шала, то за Красную армию или
за Галочку, а больше за любимую
девушку, поэтессу. А за вождя ни
разу не пригубил? И так - «на про-
тяжении ряда лет»?
Очевидцы подобного происше-
ствия в Ленинграде рассказывали
и на противное ему предложение
отвечал: «А я хочу выпить за свою
любимую женщину!»
И пил, что, как говорят, не про-
шло для него бесследно, хотя в деле
я не нашла тому подтверждения. А
сам о том застолье молчал, и она
молчала, как-то вспомнил, но не
назвал стукача, только посмотрел с
досадой в пустоту.
На допросах и в суде, не отрицая
этой своей вины перед советской
властью, он оправдывал себя тем,
что не видел в ней политической
ошибки. «Ведь один вождь, даже
великий, это еще не вся советская
Символическое жертвоприношение животного солнечному божеству
Тот же свидетель: «В сентябре
1947 года на новоселье у офицера
Власова Витольда Николаевича,
в присутствии его жены Галины,
мною было предложено поднять
тост за Главу Советского Прави- 1
Юрию Ивановичу Штакельбергу,
коллеге Кости Лаушкина по науке и
сотрапезнику в застольях Озерного
лагеря, что и в родном городе на
одной из «археологических пьянок»
он отказался пить за здоровье вождя
власть, думал я».
«И право же, напрасно обиде-
лись за одного из великих людей
современности мои судьи, когда
я посмел рядом с его блестящим
именем поставить имя скромной,
никому не известной женщины, и,
вроде бы, как бы, сказать, что она
для меня дороже его. И не отнимет
от него ни одного луча славы и суд,
квалифицировавший тост в честь
девушки, во время провозглашения
тоста в его честь, как уголовное пре-
ступление», - писал уже «оттуда»
Н. С. Хрущеву.
1
Тихвинский сборник. Тихвин, 1988. С. 18-25.
2
Равдоникас В. И. Из археологических исследований Университета. 1945. С. 19.
3 Из истории Кунсткамеры 1941-1945. РАН, МАЭ. СПб., 2003. С. 142-143.
4 Тихвинский сборник. Тихвин, 1988. С. 25.
5 И. Б. О Сереже Довлатове. СПб.: Петрополь, 1994. С. 76.
65
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 64 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 66 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст