И
стория учреждении
на нервы пустые комнаты. Он очень
торопил меня с устройством, желая
поскорее установить правильный
порядок жизни. Началась усилен-
ная беготня по магазинам, и я сразу
очутилась во власти обойщиков и
всевозможных поставщиков.
Для каминов, по рекомендации
Гоголинского, я обратилась к очень
искусному резчику, Волковицкому,
который пресерьезно предлагал мне
сделать камин в стиле «вампир», а
из магазина Коровина явился при-
казчик с заграничными образчиками
мебельной материи, окрестивший
все светло-зеленые тона - «виардо»,
что означало «vert d’eau». Трудно
было в короткий срок согласить весь
«вампир» с «виардо», и я, как могла,
частью от старьевщиков, частью на
аукционах, приобретала красивые
вещи, устраивая дом, по возможно-
сти, уютно. Выручили меня акварели
хороших мастеров из моей коллекции,
которую я еще с незапамятных времен
с любовью собирала. Развешенные в
большом количестве по стенам, они
очень украсили наши комнаты»4.
Во время проживания Тенишевых
в этом особняке в нем бывали в гостях
многие известные деятели культуры.
Но наиболее яркая страница истории
особняка связана со студией для
подготовки молодых людей к высше-
му художественному образованию,
устроенной в тенишевском доме (вы-
ходила на Галерную ул.) по просьбе
и под руководством И. Е. Репина
(1894-1902). Эта художественная
школа открыла плеяду замечательных
русских художников, среди которых
И. Я. Билибин, В. Н. Левитский,
С.
В. Чехонин, Е. В. Честняков,
Е. К. Маковская5. Возможно, от этой
студии и остались где-нибудь на чер-
даке или в подвале валяться «эскизы
на холсте и этюды старые учениче-
ские, эскизы на картоне и фанере»
разного формата количеством около
200 штук, в октябре 1939 года обна-
руженные комиссией Ленсовета и
горфинотдела после спешного отъезда
польского консульства6.
После смерти мужа Мария Клав-
диевна решила избавиться от особня-
ка: «Для ликвидации моего дома на
Английской набережной, ненужной
мебели и вещей я устроила аукцион»7.
В газете «Петербургский листок»
трижды помещались объявления
об аукционе, проводимом 2-м Сто-
личным аукционным залом с 7 по
19 ноября 1903 года, с подробным
перечислением выставляемых на про-
дажу предметов. Распродавалась как
сама обстановка, так и иностранная
часть знаменитой тенишевской кол-
лекции акварелей, отвергнутая ранее
музеем Александра III, и «те русские
акварели, которые оставил Бенуа,
найдя их дурными и уродливыми, и
потому не попавшие в музей»8. В спи-
ске авторов картин, помимо «и друг.»,
26 художников9.
Затем владелицей дома стала
дочь княгини от первого брака Мария
Рафаиловна, в замужестве баронесса
фон дер Остен-Сакен10. Точная дата и
условия передачи дома Тенишевой до-
чери пока не установлены, но в начале
1905 года барон Иван Людвигович
получил от супруги доверенность
на распоряжение недвижимостью.
Возможно, передача особняка, где
баронесса практически не быва-
ла, стала жестом помощи ее мужу,
камер-юнкеру Высочайшего двора,
коллежскому советнику, который был
известен как заядлый игрок. Во вся-
ком случае весной 1906 году баронесса
была вынуждена заложить дом на
37,5 лет под 100 тыс. руб.11
Вот так выглядел особняк в 1906
году: «„один общий особняк с хоро-
шей внутренней отделкой, которая
отличается особым богатством в
лицевом флигеле, выходящим на на-
бережную Невы. В помещениях этого
флигеля двери и переплеты окон дубо-
вые с хорошими приборами. Плафоны
частию дубовые, частию с хорошими
лепными украшениями. Камины
мраморные, а два из них обделаны
ореховым деревом с прекрасною рез-
ною работой. Деревянные массивные
поручни парадной лестницы также
отличаются роскошною отделкой.
Дом, выходящий на Галерную ул., а
вместе с ним и надворный по правой
границе флигель имеют хорошую
внутреннюю отделку помещений»12.
Подчеркнем, что лицевой дом по набе-
режной имел два этажа, а надворный
флигель по правой границе двора был
уже трехэтажным13.
К сожалению, барон Иван Люд-
вигович не умерил свою страсть, что
привело его к очередным денежным за-
труднениям и, наконец, самоубийству
в доме баронессы Марии Рафаиловны
23 марта 1909 года. Подробности этой
кровавой драмы можно найти все в
том же «Петербургском листке»14.
Но, кажется, к тому моменту дом,
флигели и прочие постройки были
уже куплены Марией Константинов-
ной Чаплиц, женой штаб-ротмистра
Владимира Иустиновича Чаплица. По
крайней мере, в деле Петроградского
Кредитного общества есть указание
на купчую, утвержденную 19 марта
1909 года15.
Мария Чаплиц сразу же решила
обновить здание по своему вкусу, по-
ручив его надстроить и переоборудо-
вать внутри гражданскому инженеру
- поляку С. Ю. Красковскому. Высо-
чайшим соизволением от 1 сентября
1909 года был утвержден «фасад по
Английской набережной»: «1) капи-
тальный ремонт первого и второго эта-
жей с надстройкой третьим каменным
этажем лицевого флигеля.
.. под лит.
А, 2) капитальный ремонт каменного
надворного трехэтажного надворного
флигеля под лит. Б, .
.. 4) капитальный
ремонт лицевого каменного трехэтаж-
ного флигеля под лит. Г.
..»16.
Возможно, что семья Чаплиц
окончательно обосновалась в уже
перестроенном доме после выхода
Владимира Иустиновича в отставку
в чине полковника гвардии. Мария
Константиновна умерла 13 января
1917 года, незадолго до событий Фев-
ральской революции. Наследовали ее
имущество муж и сыновья покойной:
полковник гвардии Владимир Иу-
стинович, паж Борис Владимирович
и дворянин Всеволод Владимирович
Чаплиц. Причем дело об утверждении
в правах наследства сгорело при по-
жаре, устроенном революционизиро-
ванной толпой17.
Не исключено, что наследники
Марии Чаплиц были последними
владельцами особняка и строений по
Галерной ул., сведения о продаже дома
до прихода к власти большевиков и
отмены частной собственности на
недвижимость пока не обнаружены.
Судьба здания в первые послерево-
люционные годы неизвестна: ни одно
из официальных учреждений по этому
адресу в телефонных и адресных кни-
гах не упоминается. Возможно, что
особняк был разграблен и стоял, как и
соседний, № 1618, дом по набережной,
постепенно разрушаясь. Корпус же по
переименованной в Красную бывшей
Галерной улице, вероятно, остался
жилым. По крайней мере, в 1923 году
и вплоть до весны 1926 года в нем
было 12, а позже даже 13 (с учетом
бывшей дворницкой) коммунальных
квартир. Жильцы были «разнокали-
берными», но в основном так называе-
мый «рабоче-крестьянский элемент»
и трудовая учащаяся молодежь. В
квартире № 5 размещалась чулочно-
трикотажная мастерская Р. Д. Райхма-
на, при ней же в «полукомнате» жили
6 7
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 66 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 68 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст