троительство и архитектура
И как в годы работы над памят-
ником Пушкину, для того чтобы
глубже проникнуть в строй мыслей
и чувств великого писателя, Михаил
Константинович обратился в че-
ховскому литературному наследию.
Он перечитывал любимые повести
и рассказы, обращался к эписто-
лярной литературе, внимательно
вглядывался в живописные и гра-
фические изображения, современные
писателю, выполненные с натуры.
Такой же Меккой, как Михайловское,
стали для него Мелихово и Ялта.
Путеводными для понимания вну-
тренней сущности писателя стали для
скульптора слова, сказанные о Чехове
Иваном Александровичем Буниным:
«До самой смерти росла его душа».
Со своей работой на конкурс
Аникушин не успел, но по счаст-
ливому для него стечению обстоя-
тельств жюри вовсе не отметило
какую-либо из представленных
работ. Годом позже в числе трех ав-
торских коллективов Михаил Ани-
кушин получил конкурсный заказ.
В сентябре 1961 года на совместном
заседании художественных советов
Министерства культуры СССР и
города Москвы автором была пред-
ставлена модель. Композиция из
двух фигур - Антона Павловича
Чехова и Исаака Ильича Левитана,
великого русского живописца.
Высоко оценивая скульптурную
группу «Чехов и Левитан» кон-
курсная комиссия рекомендовала
представить как проект памятника
только фигуру писателя. Аникушин
создает эскиз, не только получаю-
щий одобрение. На заседании Со-
вета его работа вызывает аплодис-
менты, и ему поручили дальнейшее
проектирование памятника.
Существует ряд вариантов
скульптуры. Творческая неуемность
Михаила Константиновича застав-
ляла его снова и снова браться за ра-
боту. Особое внимание, как обычно,
скульптор уделял лепке головы. Он
создавал и отдельные его портреты.
Велика сила их выразительности,
они созвучны словам Александра
Ивановича Куприна. Он писал, что в
Чехове было «что-то скромное, что-
то чрезвычайно русское, народное.
..
Именно такое первое впечатление
выносили многие, и я в том числе.
Но спустя несколько часов я увидел
совсем другого Чехова - именно
того Чехова, лицо которого никогда
не могла уловить фотография.
Я
увидел самое прекрасное и тонкое,
самое одухотворенное человеческое
лицо, какое только мне приходилось
встречать в моей жизни».
Трепетная, выразительная леп-
ка, благородство пропорций лица,
верно переданные внутренняя со-
бранность и достоинство писателя
сделали портретные образы Чехова,
созданные Аникушиным, не просто
узнаваемыми, но убедительными по
духовному строю великого писателя-
гуманиста. Как будто об «аникушин-
ской» трактовке образа Чехова сказал
сам писатель: «Человек обязанный,
законтрактованный сознанием своего
долга и совестью».
Аникушин над образом Чехова
работал, по сути, до последних
дней жизни. Основные модели фи-
гуры писателя он создал в 1960-е
годы, но воплощенный в бронзе па-
мятник был установлен уже после
кончины Михаила Константино-
вича. Можно сказать, что светлый,
благородный образ Чехова, так же
как и Пушкина, скульптор пронес
через всю свою жизнь.
Как всякий крупный мастер
в своем творчестве Аникушин об-
ращался к жанру мемориальной
скульптуры. Он получал заказы на
надгробные изваяния и памятники.
Конечно же, предпочитал исполнять
мемориалы людям, значительным,
талантливым, реализовавшим себя в
науке, искусстве, литературе, а если
так распоряжалась судьба, то и лю-
дям, с которыми был лично знаком.
Используя традиционные фор-
мы мемориальных сооружений -
бюсты, стелы, скульптор в них каж-
дый раз искал новые возможности
выразить и подчеркнуть своеобразие
личности, увековечиваемой в памят-
нике. Создавая и полнофигурные
памятники, он постоянно добивался
разнообразия в их решении. В па-
мятниках особую выразительность
и остроту индивидуальным харак-
теристикам придают энергичная
«аникушинская» лепка, отсутствие
мелочной детализации в аксессуа-
рах и деталях, естественность поз,
сосредоточенность выражения
лиц. Исключения составляли лишь
актерские надгробия, в которых
иногда мог присутствовать некий
театральный жест или эффектный
элемент в костюме.
Античной мощью, силой духа
и силой интеллекта отмечен облик
выдающегося ученого Владимира
Михайловича Бехтерева (Ани-
кушин для Ленинграда создал и
бюст-памятник и бюст-надгробие).
Гармоничны лирические образы
великих русских певиц Надежды
Обуховой и Антонины Нежда-
новой, пленявших слушателей
своими голосами (в первом случае
- лаконичная фигура в рост, во
втором - бюст, для Москвы). Над
портретом хирурга П. Куприянова
Михаил Константинович работал
еще в первые послевоенные годы, а
в конце 1960-х годов ему пришлось
выполнить надгробный памятник
выдающемуся врачу-академику.
Это один из самых выразительных,
законченных по форме памятников
мемориального характера. На вы-
Фрагмент памятника «Героическим защитникам Ленинграда
в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» на площади Победы.
1975 г. Фото В. И. Нестерова
7 5
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 74 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 76 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст