С
троительство и архитектура
7 6
сокой четырехгранной стеле белого
мрамора скульптор высек рельефом
фигуру академика в рост. Необ-
работанная нижняя часть стелы,
служащая основанием для фигуры,
украшена лишь лаконичной над-
писью: «Куприянову».
В 1974 году в Некрополе ма-
стеров искусств (на Тихвинском
кладбище Александро-Невской
лавры) был открыт надгробный
памятник замечательному актеру
Пушкинского - Александринского
театра Николаю Константиновичу
Черкасову. Исключительный по
остроте образной характеристики,
он стал одним из самых значитель-
ных достижений в русской мемо-
риальной скульптуре ХХ столетия.
(Более семи лет создавался этот
памятник.)
Михаил Константинович был
личностью общественной и соци-
ально активной. Применительно к
нему характеристика «подлинный
гражданин» абсолютно оправданна.
Он понимал, в какой стране жил, он
разделил ее судьбу, часто исповедовал
воззрения, господствовавшие в совет-
ском обществе. Он не отвергал ком-
мунистические идеи, веря в светлое
будущее страны и ее граждан. Он жил
вместе со страной и по ее законам.
Участие в работе многочислен-
ных общественных организаций,
советов, комитетов и комиссий - от
совета ветеранов и председательства
в Ленинградском Союзе худож-
ников, до членства в Центральной
ревизионной комиссии ЦК КПСС
- морально не было ему в тягость,
только на все катастрофически не
хватало времени. И практически
в исполнении каждой такой своей
обязанности (причем все эти его
должности были, за редким и мизер-
ным исключением, не оплачиваемы)
он был ответственен, искренен и
всегда извлекал пользу.
.. для людей.
Как выдающаяся творческая лич-
ность, он был самодостаточен, ему
почета и славы хватало, и достава-
лись они ему не столько «по чину»,
сколько по совести и заслугам. И
заслуги те были подлинные и вели-
кие, добытые невероятным трудом,
помноженным на талант, зажегший-
ся «от искры Божией».
Сегодня для нас не так важны
и значительны такие высочайшие
награды и отличия прошедшей эпо-
хи, как Герой Социалистического
Труда, лауреат Ленинской премии,
Памятник «Слава Российскому
Флоту». На Петровской набережной.
Архитектор Т. П. Садовский.
1996 г. Фото В. И. Нестерова
народный художник СССР. Одна-
ко не будем забывать: они, все эти
громкие звания и почетные награды,
достались Михаилу Константино-
вичу Аникушину исключительно за
то, что он сделал, сотворил, за реаль-
ные дела, а не за членства и сидения
с поднятой для голосования рукой
«за» в президиумах. Он был чело-
веком и гражданином неравнодуш-
ным. Он не мог пройти мимо горя,
мимо не только несправедливого, но
даже просто равнодушного отноше-
ния к ветеранам, он не молчал, когда
видел, что в великом городе на Неве
разрушаются архитектурные или
исторические памятники. Он не мог
быть равнодушным, когда у собрата-
художника не было мастерской для
творческой работы.
.. К нему шли
посетители, как к депутату, как к
лидеру ленинградских художников,
просто как к отзывчивому и душев-
ному человеку.
Обращение к «ленинской теме»
для Аникушина не было насилием
над собой. Можно предположить,
что это могло быть даже душевной
потребностью. Мифологизиро-
ванный образ Ильича в истории
страны Советов и жизни советских
людей был абсолютом. В Ленина и
его идеи верили (не все, правда), но
и то правда, что в сознание людей
они вдалбливались каждодневно
всеми доступными способами и
даже «запрещенными» приемами.
Вместе с тем вера в светлые идеалы
(пусть даже к ним прибавлялось
«коммунизма») была свойственна
многим советским людям, а многие
представители старшего поколения
не расстались с иллюзиями до конца
дней своих. (А коммунистом Анику-
шин стал на войне, в 1944-м.)
Для художника обращение к
образу Ленина было событием от-
ветственным. Тут веления сердца
или творческого порыва было мало.
Это, как правило, было партийное
задание, общественное поручение
или государственный заказ. В 1951
году Михаил Аникушин выполнил
небольшой ленинский барельеф.
Новое обращение к ленинской теме
последовало затем лишь семь лет
спустя.
Как у художника артистиче-
ского склада, Михаилу Аникуши-
ну не свойственно было мыслить
штампами или образами-клише. Он
находил всегда в портретируемом
индивидуальное своеобразие, и в
образных характеристиках не до-
пускал положений не выверенных,
не пропущенных через себя, глубоко
им не осмысленных. Столкнувшись
с необходимостью лепить скуль-
птуру Ленина, или, как принято
было говорить, «создавать образ
вождя мирового пролетариата»,
скульптор должен был выбрать для
себя один из допустимых, а точнее
- разрешаемых образных и иконо-
графических «типов» Ильича, или
делать стандартную «ходульную»
фигуру, главное - чтобы был по-
хож. Создать в этой области что-то
оригинальное, выходящее за рамки
идеологических штампов, уже с
конца 1920-х годов было просто не-
возможно. Скульптор рассказывал:
«Сначала я хотел создать образ
Ильича - вождя, трибуна. Затем
постепенно все больше склонялся
к тому, чтобы показать В. И. Ле-
нина прежде всего как гуманиста
и «самого человечного человека».
На одной модели, которой я отдал
много усилий и времени, Владимир
Ильич сидит в непринужденной
позе, такой обыкновенный, близкий.
В то же время хотелось показать, что
это. мыслитель и. философ».
В 1958 году М. К. Аникушин
вместе с В. А. Петровым участвовал
в конкурсе на памятник вождю на
площади Восстания. Аникушин
не был бы Аникушиным, если бы
работал не в полную силу. Вариант
за вариантом выходит из его рук.
Ленин - оратор, трибун, затем -
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 75 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 77 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст