С
троительство и архитектура
Мраморный дворец в
1 9 1 7 году
А.
Е. Ухналев
Мраморный дворец.
Литография Ж. Жакотте и Обрэна с рис. И. И. Шарлеманя. Сер. XIX в.
Революционные события 1917
года, затронувшие все сферы рос-
сийской жизни, коснулись и судьбы
Мраморного дворца, с 1849 года
принадлежавшего великому князю
Константину Николаевичу и его
потомкам. Ранее публиковались
документы, освещающие судьбу
последних владельцев дворца -
семьи покойного великого князя
Константина Константиновича.
Однако период, непосредственно
предшествовавший драматическо-
му развитию событий в 1918 году,
остается пока почти неизвестным.
Документы, хранящиеся в Госу-
дарственном архиве Российской
Федерации (ГАРФ), позволяют от-
части восполнить пробел в истории
здания-памятника.
Февральская революция 1917
года не повлияла на личную безо-
пасность обитателей Мраморного
дворца. Но переустройство по-
литической системы потребовало
решения сложных имущественных
вопросов, связанных с владениями
бывшей императорской фамилии.
Следует отметить, что сложности в
этой сфере появились еще в послед-
ней четверти XIX века. Быстрый
рост числа членов императорской
фамилии предполагал и увеличение
расходов на ее содержание. Они ло-
жились тяжелым бременем на госу-
дарственный бюджет. Сознавая это,
император Александр III изданием
нового «Учреждения об Император-
ской Фамилии» с 1886 года изменил
порядок наследования велико-
княжеского титула, чем ограничил
численный рост семейства. Пер-
выми «жертвами» нового порядка
стали сыновья великого князя Кон-
стантина Константиновича Иоанн
(род. 23 июня 1886 г.) и Гавриил (род.
3 июля 1887 г.), получившие взамен
великокняжеского новый титул -
«князья крови императорской». Это
предполагало меньшее содержание
из казны и меньшие имущественные
привилегии.
Но и в жизни полноправных
членов фамилии возникли труд-
ности, связанные с необходимостью
содержать огромные дворцы, воз-
веденные еще в XVIII - начале XIX
века с размахом и роскошью, соответ-
ствовавшими прежним, теперь уже
устаревшим, нормам и потребностям
жизни двора. Показателен пример
Михайловского дворца. В 1865 году
великая княгиня Екатерина Михай-
ловна перенесла свои личные покои
из главного корпуса в служебный
флигель. Залы дворца в последней
четверти века использовались лишь
время от времени, в основном для
различных съездов, выставок. По-
сле смерти великой княгини казна
выкупила здание у ее детей, князей
Мекленбург-Стрелицких, утратив-
ших права на дворец. Однако здание
не стало вновь великокняжеской
резиденцией. Оно было передано на
государственные нужды, для устрой-
ства в нем музея национального
искусства1.
Мраморный дворец не страдал
от недостатка жильцов. Дети вели-
кого князя Константина Константи-
новича, взрослея, покидали детские
комнаты и занимали обустраивав-
шиеся для них в стенах того же
дворца отдельные апартаменты.
Февральская революция по-
ложила конец привилегиям ве-
ликокняжеской семьи, хотя и не
покушалась на ее собственность.
Двадцать шестого июля 1917 года
комиссар Временного правитель-
ства над бывшим министерством
двора Ф. Головин удостоверял, что
государство не намерено ограни-
чивать прав наследников великого
князя Константина Константино-
вича распоряжаться Мраморным
дворцом как личной собственно-
стью2. Однако государство более не
считало себя обязанным выделять
средства на содержание здания. Рас-
ходы ложились на собственников,
и, как оказалось, они были для них
непосильны.
Временным выходом из слож-
ной ситуации стала сдача части
помещений внаем. К началу ав-
густа относятся свидетельства о
том, что во дворце квартировало
министерство труда. В четырех ком-
натах апартаментов князя Иоанна
Константиновича располагались
кабинеты министра и его товарища,
приемная и секретарская3.
Вероятно, обсуждение возмож-
ности приобретения дворца пра-
вительством для постоянного раз-
мещения в нем министерства труда
7 9
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 78 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 80 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст