М
узыкальные маршруты
8 8
ПЕТЕРБУРГСКИЙ
ПОРТРЕТ
С. В. РАХМАНИНОВА
Во
время
описы ваемого
приезда Рахманинова в Петер-
бург, то есть в январе 1908 года,
профессор Академии художеств
Я. Ф. Ционглинский22 написал пор-
трет Сергея Васильевича. Живопи-
сец гениально отобразил внутренний
свет, озаряющий лицо Рахманинова,
- тот удивительный свет, о котором
много писали его современники и
который не так заметен на других
портретах музыканта. Созданный во
время игры Рахманинова на рояле,
этот портрет бесконечно ценен для
петербуржцев.
Петербургский портрет
(незавершенный) С. Рахманинова
работы Я. Ционглинского,
написанный в 1908 году во время
игры С. Рахманинова на рояле в
мастерской художника
в Санкт-Петербурге на Канареечной
улице;
ныне хранится
в ГЦММК им. М. Глинки в Москве
Дом Я. Ф. Ционглинского в
Гавани на Васильевском острове
- это еще один из петербургских
адресов С. В. Рахманинова. Там
бывали столичные и приезжие
артисты, художники, писатели,
музыканты: многие посещали ста-
ринный одноэтажный деревянный
дом, который стоял в глубине сада
на полудеревенской тогда Канаре-
ечной улице23. От калитки шла тро-
пинка к высокому крыльцу, оттуда
входили в обширные сени. Справа
находилась мастерская с большой
тахтой, покрытой тигровой шкурой,
а прямо по коридору - гостиная,
или зал, как тогда назывались такие
комнаты. Возле окон стояли кадки
с большими широколистными
растениями, красиво обрамлявши-
ми скульптуру Нимфы и Сатира.
Убранство завершали старый рояль
фирмы «ВШШпег», красного дерева,
стол и стулья также красного дерева,
картины на стенах, а в углу - горка
со старинным русским фарфором.
На вечерах у Ционглинского игра-
ли Рахманинов, Гофман, Бузони, а
среди слушателей были известные
писатели, художники и многие дру-
гие знаменитости.
После смерти Я. Ф. Ционглин-
ского портрет Рахманинова попал
к И. В. Ершову24 и висел на стене в
его квартире до 1950-х годов; ныне
он хранится в Государственном цен-
тральном музее музыкальной куль-
туры им. М. И. Глинки в Москве.
Н. А. РИМСКИЙ-КОРСАКОВ
И С. В. РАХМАНИНОВ
В 2008 году будет отмечаться
еще одна памятная дата - 100-ле-
тие кончины Н. А. Римского-
Корсакова.
Римский-Корсаков и его твор-
чество всегда значили очень много
для Рахманинова. Профессора
его - Танеев, Зилоти, Аренский
- высоко ценили петербургского
музыкального «бога», невзирая на
известные разногласия двух столиц
и равно обожая Чайковского. Также
ученики их, последователи компо-
зиторских школ Санкт-Петербурга
и Москвы, при всей полярности
их принципов, свято чтили обоих
мэтров: Римского-Корсакова и Чай-
ковского, которые были совершенно
разными людьми - и великими
каждый по-своему.
В судьбе Рахманинова и Чайков-
ский, и Римский-Корсаков сыграли
огромную роль. В 1880-1890-х го-
дах, измученный жизненными
неурядицами, молодой Рахманинов
был очарован мягким, дружелюб-
ным характером Чайковского. В
блеске обаятельной личности Петра
Ильича, пленявшего своей любезно-
стью, начитанностью, умением вести
беседу, свободно чувствовавшего
себя в любом обществе, - фигура
Римского-Корсакова, застенчивого,
замкнутого, почти сурового, пред-
ставлялась холодной, «застегнутой
на все пуговицы», не располагаю-
щей к откровенности. Отрицатель-
ных эмоций прибавил 1897 год,
когда Римский-Корсаков нелестно
отозвался о Первой симфонии Рах-
манинова, и в целом невысоко ценил
другие его сочинения25.
Римский-Корсаков после не-
скольких встреч с Рахманиновым в
1890-х годах сделал вывод, что мо-
лодой композитор обладает значи-
тельным талантом, и в то же время -
немалым апломбом, чего скромный
Николай Андреевич не любил. Рах-
манинова же, со своей стороны, ко-
робила «сановность» петербургских
музыкантов, и он, по молодости лет,
причислил Римского-Корсакова к
тому чиновно-бюрократическому
кругу придворных, которых не ува-
жал (Рахманинов ставил в «вину»
Римскому-Корсакову также и то,
что он не признавал музыки Чай-
ковского).
Досадно, что автор «Снегуроч-
ки», «Садко», «Царской невесты»
- этот тонкий художник русской
природы, народной сказки, чуткий
психолог человеческой натуры,
- не пожелал услышать ничего
родственного в музыке молодого
Рахманинова!
Позднее, когда появилось своео-
бразное «соперничество» Рахмани-
нова и Скрябина, симпатии петер-
бургских музыкантов, объединен-
ных деятельностью М. П. Беляева26
(«беляевский кружок»), - в частно-
сти, самого Римского-Корсакова (а в
особенности Надежды Николаевны,
его жены, великолепной пианист-
ки), - оказались на стороне по-
следнего. А. Н. Скрябин постоянно
участвовал в беляевских концертах,
и на квартире Римских-Корсаковых
бывал также часто.
Неизвестно мнение Римского-
Корсакова об искусстве Рахма-
нинова-исполнителя. Вероятно, он
воспринимал Рахманинова просто
как талантливого музыканта в
целом, не разделяя его талант на
несколько амплуа.
Взаимные перемены в их отно-
шениях произошли в первые годы
XX века. Римскому-Корсакову чрез-
вычайно понравилась рахманинов-
ская кантата «Весна», он искренне
считал ее прекрасным произведе-
нием и, как глава Совета по беля-
евскому завещанию, способствовал
присуждению Глинкинской премии
ее автору. Еще ранее Рахманинов
был награжден этой премией, и тоже
по решению Римского-Корсакова,
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 87 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 89 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст