М
узыкальные маршруты
9 2
После этого Рахманинов поехал
в Петроград за разрешением на
выезд. Он был очень одинок в тот
свой приезд. Остановился он снова
в семье своего троюродного бра-
та, юриста и музыканта Николая
Мензенкампф-Стрельникова47 на
Невском, 158 (близко от Смольно-
го). Их связывало дорогое обоим
прошлое: их бабушки по мате-
ринской линии были родными
сестрами.
НЕВСКИЙ, 158
После посещения официальных
инстанций Сергея Васильевича
тянуло в дома родных и друзей:
он побывал в семье Прибытковых,
которые жили в те годы на Пе-
троградской стороне (ул. Широ-
кая48, 20), встречался с дирижером
А. Б. Хессиным (дом 16 на Невском
проспекте), с Александром Глазуно-
вым (Казанская улица, дом 10).
..
Он прощался с Россией и с теми
людьми, которые скрашивали его
жизнь в разные времена - прощался,
не зная, на какой срок.
20 декабря в Смольном Рах-
манинов получил выездные до-
кументы.
По возвращении в Москву на-
чались спешные сборы в дорогу.
«В комнатах мебель сдвинута как
попало, чемоданы повсюду, - вспо-
минала двоюродная сестра Рах-
манинова А. А. Трубникова. - На
душе грустно, но почему? Ведь так
часто Сережа уезжал в гастрольные
поездки, но тогда он уезжал один, а
сейчас поднята вся семья.
.. Уезжают
далеко и надолго. И не чуяли мы, что
не увидим больше Сережи»49.
23
декабря в 1917 году была пят-
ница. Утром того дня Сергей Василье-
вич приехал с семьей из Москвы, и с
Николаевского (ныне Московского)
вокзала отправился на набережную
Крюкова канала: сначала по Не-
вскому, потом налево по Садовой до
Екатерингофского проспекта (ныне
- Римского-Корсакова), там до Ни-
кольского собора - и направо к дому
Зилоти. Его квартира находилась на
третьем этаже.
ДОМ ЗИЛОТИ
В скоре
пришли
друзья:
А. В. Оссовский, А. К. Глазунов.
..
Обещал приехать Ф. И. Шаляпин,
но не успел; зато прислал записку,
белый хлеб и икру. Петербургская
земля стала последним «островком»
родины, которую покидал в тот ве-
чер великий музыкант, не зная еще,
что уезжает навсегда.
..
Вечером Зоя Прибыткова про-
водила Рахманиновых на Фин-
ляндский вокзал, к поезду до Сток-
гольма.
«Хмурый осенний петроград-
ский вечер. Финляндский вок-
зал. Платформа. Большие часы
со скачущими стрелками. Сегод-
ня стрелки на них скачут непро-
стительно быстро, - вспоминала
З. А. Прибыткова. - Перед вагоном
стоит Рахманинов с семьей. Он уез-
жает из России. Я еще раз провожаю
его - и теперь уже в последний раз.
Встречи - всегда были радостью.
Последнее прощанье - неизбыточ-
ная тоска и слезы.
Два звонка. третий звонок.
..
Прощаемся. Он целует меня и идет
в вагон. Поезд трогается. Он машет
мне рукой так же, как много лет тому
назад. Поезд скрылся. Я была
единственная, кто провожал его из
России»50.
По закону того времени взять
в дорогу разрешалось только ми-
зерное количество имущества:
немного личных вещей и пятьсот
рублей на каждого члена семьи.
Пожалуй, наибольшей ценностью
в багаже Рахманинова была его
неоконченная опера «Монна Ванна»
и партитура «Золотого петушка»
Римского-Корсакова.
..
С. В. РАХМАНИНОВ И МЫ
Нет в Санкт-Петербурге ни
улицы, ни переулка, ни мемориаль-
ной доски, посвященных дорогим
нам именам Рахманинова и Зило-
ти, много давших отечественной
культуре и так много работавших
в нашем городе51. Зилоти оставил
редакции сочинений Иоганна Се-
бастьяна Баха, Ференца Листа, не-
сколько фортепианных обработок
других произведений. Однако мы
никогда не услышим его талантли-
вой игры, о которой в свое время
ходили легенды.
Но Рахманинов оставил нам и
грамзаписи, и ноты своих сочине-
ний, которые с упоением разучива-
ют тысячи музыкантов. А главное,
Рахманинов завещал нам особый
дух своего творчества, патетический,
искренний, пронзающий сердце дух
своего искусства, на протяжении
многих лет жившего в стенах петер-
бургских залов. Имя Рахманинов,
принадлежащее великому человеку
с прекрасной и трагической судьбой,
приобрело ныне особое значение.
Известны слова-символы, свя-
занные с именами многих великих
людей. В последние полвека к ним до-
бавились новые, связанные с дорогим
для нас человеком: «Рахманиновский
зал», рахманиновская сирень, рахма-
ниновская Россия. Петербуржцы
могут с гордостью дополнить этот
перечень словами: рахманиновский
Петербург, ибо в этом городе компо-
зитор жил, выступал, здесь и теперь
звучит его музыка, и ее автора благо-
говейно помнят.
И выразилось это в том, что
кроме исполнения его музыки,
кроме множества исследований и
статей, книг и фильмов о нем и его
творчестве, после 1943 года стали
появляться Рахманиновские обще-
ства. Первое, в Америке, основала
его кузина Софья Сатина в середине
1940-х годов, преимущественно для
издания воспоминаний о Сергее
Васильевиче. Второе возникло в
конце 1950-х на Украине, в Одес-
се, и работает до сих пор. Затем
В. К. Мержанов и А. И. Кандинский
создали Рахманиновское общество
в Москве. Ныне его возглавляют
А. Скавронский, В. Полянский,
Т. Паршина; оно стало Междуна-
родным и ведет большую просвети-
тельскую и научную работу.
В нашем городе также нача-
лись исследования творческих и
дружеских петербургских связей
Рахманинова, определение адре-
сов, где он бывал, поиск знакомых
и родных людей. Это привело к
изданию книги «Рахманинов в Пе-
тербурге» (СПб., 1997). Появился
круг друзей и единомышленников:
Г. Л. Ретровская (зав. библиотекой
Филармонии), С. Э. Таирова (дирек-
тор издательства «Композитор»),
И. Е. Тайманова (видный музы-
кальный деятель, тележурналист,
сценарист, профессор консервато-
рии), Б. Н. Стрельников (внучатый
племянник С. В. Рахманинова,
историк) и многие другие. 6 марта
1997 года состоялась юридическая
регистрация Рахманиновского
общества Санкт-Петербурга.
Широко и благородно под-
держал его организацию народный
артист СССР, главный дирижер
История Петербурга. № 1 (41)/2008
предыдущая страница 91 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн следующая страница 93 История Петербурга №41 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст