ород далекий и близкий
Е. Б. Боброва
«
Ш жиЧеские.» герои
« героиЧеского реалиЗма»
К периоду российской истории
и культуры 1920-х годов интерес у
людей, будь то профессиональные
историки либо просто неравно-
душные к прошлому своей страны,
не ослабевает. Кто-то считает то
время исключительно трагичным,
а кто-то - едва ли не периодом
Ренессанса в советском варианте.
Как бы то ни было, в 1920-е годы,
в частности, оформились програм-
мные основы творчества многих
советских художников, узнавших в
дальнейшем и триумфы, и пораже-
ния. Виды, жанры, проблематика
советского искусства позволяют
исследователям использовать ши-
рокую источниковую базу. Наряду
с мемуарной литературой и собс-
твенно произведениями искусства
любопытную информацию содер-
жат личные архивы, в том числе и
людей, казалось бы, весьма далеких
от мира богемы.
Подобного рода источником,
внесшим скромную лепту в исто-
рию советского изобразительного
искусства 1920-х годов, стал архив
участника Гражданской войны,
пермского окружного военного
комиссара Степана Акимовича
Окулова (1884-1934), переданный
его вдовой на постоянное хранение
в Пермский краеведческий музей в
1967 году. Архив этот долгие годы
традиционно интересовал только
историков, занимавшихся темой
Гражданской войны на Урале. Имея
в виду полное отсутствие самокри-
тики и страсть к самолюбованию,
характерные для С. А. Окулова,
этот источник очень субъективно
освещал события военной истории
и роли в них военкома. По заме-
чанию местных историков, культ
личности Окулова в Перми в 1920-е
годы «был так велик, что трудно
поставить рядом с полководцем
столь же достойного героя»1. Степан
Окулов даже умудрился частично
присвоить себе подвиги командира
легендарного полка Красных орлов
Филиппа Акулова, награжденного
С. А. Окулов.
Конец 1920-х гг.
одним из первых в стране орденом
Красного Знамени, организовав и
себе награждение в 1922 году таким
же орденом. А между тем именно
военком Окулов допустил то, что
потом в советской историографии
назвали «пермской катастрофой»
- сдачу Перми в декабре 1918
года Колчаку, и вынужден был
объясняться перед Чрезвычайной
партийно-следственной комиссией
ЦК РКП(б), в итоге позволившей
ему на фронте «кровью смыть по-
зор». Известный русский писатель
Всеволод Иванов* в одном из своих
рассказов, написанных по следам
событий, дал такую характеристику
И. И. Бродский.
1925 г.
Окулову: «Но какой же все-таки
Степка Окулов командир, смешно
даже. Потому в город снова пришли
белые»2.
Среди многочисленных мате-
риалов, отражающих героическое
прошлое Степана Акимовича, есть
документы, которые добавляют
штрихи к панораме культурной
жизни, причем не только Прикамья,
но и.
.. Ленинграда. Речь идет о не-
скольких фотографиях, подаренных
Окулову в 1925-1926 годах, и худо-
жественной открытке, адресованной
ему в то же время. Их дарителем и
отправителем был Исаак Израи-
левич Бродский (1883/84-1939) -
* Всеволод Никанорович Иванов (1888-1971) - выпускник историко-филологи-
ческого факультета Петербургского университета, в 1918 г. - преподаватель кафедры
философии права Пермского отделения Петербургского университета. После занятия
Перми Сибирской армией, в декабре 1918 г. был мобилизован и назначен на работу в
газету «Сибирские стрелки», вместе с профессором Н. В. Устряловым работал в Омске
в «Русском бюро печати». В 1922-1945 годы жил в эмиграции в Харбине, после воз-
вращения в СССР поселился в Хабаровске. Автор многочисленных статей и книг по
философии и культуре, публицистики, рассказов, повестей, романов, среди которых:
«Александр Пушкин и его время», «Императрица Фике», «Черные люди», «Тайфун
над Янцзы», «Сказание об Антонии Римлянине». Оставил интересные воспоминания о
Перми 1918-1919 годов.
43
История Петербурга. № 2 (42)/2008
предыдущая страница 42 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 44 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст