М
ногонациональный Петербург
значения», были по акту «переданы
в ведение» Петроградского райи-
сполкома32.
В 1936 году «двадцатка» была
предупреждена, что в случае невы-
полнения ремонта договор на поль-
зование зданием будет расторгнут.
Требовалось восстановить мозаич-
ную облицовку главного портала,
верхнюю часть башен-минаретов,
купол и парадный вход, «парапет
фасада угрожает общественной
безопасности»33.
В 1937 году за мечетью числи-
лась недоимка: налог за строение
- 2336 руб.; земельная рента - 990
руб. Всего: 3326 руб.34
1937 год - год начавшихся
массовых репрессий. Члены «двад-
цатки» постоянно менялись, судя
по написанным заявлениям о «доб-
ровольном приеме в комитет», ими
уже были малограмотные старики.
На своих заседаниях они обсуж-
дали один-единственный вопрос:
где найти деньги и как выполнить
требуемый ремонт35.
Ежегодные комиссии считали,
что «дальнейшее уклонение двадцат-
ки от производства ремонта приведет
к полному разрушению ценного в
художественном отношении здания
мечети, которое в дальнейшем будет
трудно поддаваться реставрации».
Мечеть предлагалось закрыть, здание
восстановить и использовать под
культурное учреждение.
10 июня 1940 года Ленгорсовет
депутатов трудящихся принял по-
становление «О закрытии мусуль-
манской мечети»36. Итак, решение
было принято, мусульмане пыта-
лись его оспорить, ведь ими был
выполнен ремонт, как они считали,
на 70%, но обратного хода дело не
имело, тем более что управление
делами искусств при СНК РСФСР
в январе 1941 года сообщило, что
против культурного использования
бывшей мечети в Ленинграде не воз-
ражает, при условии «сохранения
фасадов и внутренних архитектур-
ных деталей»37.
В мае 1941 года музею Истории
религии Академии наук по акту
были переданы для экспозиции
имеющие музейное значение вещи:
Коран с памяткой о поднесении ме-
чети с позолоченными пластинками,
молоточек и лопаточка серебряные,
использовавшиеся при закладке
мечети в 1910 году, подсвечник на
трех штыках, две старые чалмы, ша-
почка дервиша, минбар (матерчатая
кафедра для проповедника), под-
ставка для большого подсвечника
из черного дерева.
В мечети были обнаружены
ящик с открытками38, которые рас-
пространялись еще комитетом по
строительству мечети, было решено
отобрать 100 экземпляров, а осталь-
ные использовать для картотеки
в отделе фондов, и знамя-плакат с
рисунком муллы, сбрасывающего
цепи по выходе из тюрьмы, кроме
того - как написано в акте - нарисо-
ван ряд лиц, встречающих муллу, на
знамени плаката надпись на татар-
ском (старый алфавит) и русском
языках «Да здравствует свобода и
просвещение»39.
Общеизвестно, что в годы Вели-
кой Отечественной войны советское
правительство изменило свое отно-
шение к церкви, видимо, поэтому в
послевоенные годы ленинградцы,
мусульмане-фронтовики, начали
обращаться с просьбами о предо-
ставлении им помещения для богос-
лужений, ездили в Москву, писали
Н. С. Хрущеву, Г. М. Маленкову,
К. Е. Ворошилову. Только в 1949 году
ими было подано около 20 заявлений-
ходатайств в ЦК КПСС, Совет мини-
стров, Верховный Совет Союза ССР
и в Совет по делам религий40.
«Заявление
в Совет по делам религий:
От Ленинградских верующих
мусульман, в количестве 15 тысяч,
мы, горожане обращаемся к Вам о
разрешении нашего вопроса об от-
крытии молебенного помещения и
утверждения нашей общины, кото-
рая до сих пор не утверждена.
..
С 1941 г. мы, мусульмане, свои
религиозные обряды отправляем на
улице, за неимением помещения.
Просим Вас разрешить нам вопрос
об утверждении 20-ки.
Мусульмане уполномачивают
для ходатайства т. Богданова Усма-
на Айзатулловича, проживающего:
г. Ленинград, Греческий пр., д. 15,
кв. 39»41.
Однако, в 1949 году здание быв-
шей соборной мечети было передано
Государственному Эрмитажу по
ходатайству его директора И. А. Ор-
бели для открытия в нем филиала
Эрмитажа, музея Востока и разме-
щения в нем коллекций искусства
Средней Азии42. Речи о передаче
культового здания верующим не
могло быть, поэтому они просили
какое-либо другое помещение,
указывали на наличие свободного
помещения - бывшего польского
костела на Мастерской ул., в доме
№ 7, или разрешения приобрести
здание на свои средства, которых
у них собрано несколько сот тысяч
рублей43.
Костел Святого Станислава на
Мастерской ул. в Коломне был за-
крыт в 1935 году.
Коломна, район ограниченный
реками Фонтанкой, Мойкой и Крю-
ковым каналом, была своеобразной
национальной окраиной многона-
ционального Петербурга. Это под-
тверждают такие культовые построй-
ки, как хоральная синагога, храмы
эстонцев, православных и лютеран,
вышеупомянутый польский костел,
даже Департамент духовных дел
иностранных исповеданий находился
на нынешнем проспекте Римского-
Корсакова в доме № 49.
Кое-каких решений властей на-
стойчивым фронтовикам-татарам
все-таки удалось добиться.
В 1952 году Исполком Лен-
горсовета депутатов трудящихся
разрешил тресту «Похоронное
обслуживание» предоставить му-
сульманам помещение в 14 м2 на
мусульманской площадке Ново-
Волковского кладбища для обмы-
вания умерших44.
В сентябре 1953 года уполномо-
ченным Совета по делам религиоз-
ных культов при Совете Министров
СССР по г. Ленинграду и Ленин-
градской области т. Н. М. Василь-
евым была составлена справка, в
которой он писал:
«.26 февраля 1953 года от груп-
пы верующих мусульман поступило
ходатайство об открытии мусуль-
манской религиозной общины с
разрешением строительства молит-
венного здания вблизи мусульман-
ской площадки Ново-Волковского
кладбища силами и за счет средств
верующих. Ходатайство соответ-
ствует всем требованиям, предусмо-
тренным Постановлением СНК от
19 ноября 1944 г. “О порядке от-
крытия молитвенных зданий рели-
гиозных культов”. Группа верующих
насчитывает 5-8 тысяч человек.
Отсутствие действующей общины
при наличии такого большого коли-
чества верующих способствует рас-
пространению нелегальных сборищ
и проявлению недовольства в среде
мусульман. Верующие добиваются
57
История Петербурга. № 2 (42)/2008
предыдущая страница 56 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 58 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст