П
е
етербургские мемуары
Г. А. Красикова
Воспоминания
7 0
Мы снова в Ярославле. Мы -
это мама, я и младший брат Юра.
Мы приехали в прошлом году из
Ленинграда. Приехали всей семьей:
мы трое и Клара, наша старшая
сестра. Осенью она возвратилась
в Ленинград, чтобы закончить там
десятый класс и поступить в уни-
верситет.
Сегодня - 22 июня 1941 года.
Я дома, мама спит после ночного
дежурства в больнице, где она рабо-
тает медсестрой, а Юра где-то бегает
на улице с ребятами. Мама с Юрой
только вчера утром приехали из Ле-
нинграда, куда ездили на похороны
Виктора Тимофеевича, мужа тети
Мани, старшей сестры мамы.
Дома тишина. Я стараюсь не
шуметь. Мама очень устала после
поездки, а вечером сразу надо было
пойти на работу. Трудно себе пред-
ставить, сколько ей пришлось пе-
режить за последние 4 года! Бедная
мамочка! Но, слава Богу, она дома.
Наше новое жилище она обстроила
еще раньше, до того, как мы в про-
шлом году все сюда приехали.
В этом году я окончила 7 клас-
сов и получила паспорт. Мне 16 лет.
Что буду делать, еще не знаю. Ждем
Клару на каникулы. Она, конечно,
поступит в университет и после
этого приедет к нам. Я ее очень
жду. Соскучилась. Детский дом,
жизнь без родителей в Ленинграде у
родственников нас очень привязали
друг к другу.
Когда приедет сестра, семья бу-
дет в сборе, но без папы. Папу арес-
товали девятого сентября 1937 года,
ночью. Мы спали и проснулись, ког-
да проходил обыск в квартире. Папа
пришел поздно, был на совещании,
его, видимо, ждали во дворе. Мама
была на дежурстве в больнице.
Обыск был долго. В квартире
был разгром: на полу валялись ка-
кие-то бумаги, книги.
Папу увели. Он нас поцеловал
и сказал: «Скоро вернусь, скажите
маме, пусть не беспокоится».
Жизнь сразу изменилась. Так
сложилось, что всякий раз, когда
Анна Васильевна Кожевникова
мама ходила в «большой дом»,
так называли управление НКВД в
Ярославле, я ходила вместе с ней.
Мы часами отстаивали длинные
очереди, чтобы сдать передачу для
папы. Последний раз это было 21
сентября (спустя 12 дней после аре-
ста папы). В тот день маме обещали
с папой свидание, а маме в тот день
исполнялось 40 лет. Я очень долго
ждала маму на улице, против глав-
ного входа в «большой дом». Мне
казалось, прошло несколько часов,
как вдруг оттуда вышел моложавый
мужчина и подошел ко мне. «Ты
Галя?» - спросил он. Я ответила.
Мужчина улыбался. До сих пор
помню его лицо и полный рот золо-
тых зубов. «Галя, иди домой. Мама
осталась на свидании с папой». Я,
счастливая, помчалась домой. Дома
было много народу и плачущие брат
и сестра. Собирали наши вещи. Так
мы оказались в детском приемнике,
находившемся не очень далеко от
нашего дома.
Кроме нас там находились и
еще несколько детей. Нас всего
было около 8-10 человек. Хорошо
запомнился мальчик возраста около
года или полутора лет. Он все время
плакал. Клара его опекала, и он не
сходил с ее рук. Еще помню двух
мальчиков чуть постарше нас, по
фамилии Лименталь.
Из книги ярославских авторов
«Не предать забвенью» (состави-
тели В. П. Голиков и В. А. Виногра-
дов), подаренной мне 7-8 лет назад,
когда я приезжала в Ярославль зна-
комиться с делом отца, я узнала, что
эти мальчики были из Рыбинска.
В детприемнике мы были в
полной изоляции. С нами никто не
общался. Маленькому мальчику
никто не оказывал помощи, а он был
нездоров. Совершенно не помню,
как нас кормили. Помню только, в
какой-то комнате мы пили сладкий
чай с серой булкой. Что стало с
другими детьми, мы не знали. На-
верное, то же, что и с нами. В конце
сентября или начале октября нас
отдали в детский дом города Бала-
шова Саратовской области. Хорошо
помню пересадку в Москве и при-
бытие в Балашов поздно вечером.
Алексей Георгиевич Кожевников
История Петербурга. № 2 (42)/2008
предыдущая страница 69 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 71 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст