П
е
етербургские мемуары
своей старшей сестрой Марией и ее
мужем Марком.
В те далекие 1930-е годы в
нашей стране были запрещены все
православные праздники. Только
Новый год запретить было нельзя, и
люди, отмечая Новый год, старались
одновременно, под марку Нового
года, отметить и Рождество. Я пом-
ню, как папа сам ходил на рынок и
покупал гуся. На Руси традиционно
к Новому году и на Рождество к
столу подавали гуся. Ставили елку,
которую отец приносил из леса.
По должности ему полагался
автомобиль. В личных целях им
никогда не пользовались. Иногда в
выходной день он брал нас, детей,
когда ехал осматривать дороги. На
работу и с работы и на обед прихо-
дил пешком. А это было не близко.
Иногда в Сочи привозил нас из
школы домой. Новые Сочи, где мы
жили, это был пригород, а автобус
ходил плохо. Я помню, как мы с
Кларой, сестрой, потеряли деньги,
которые мама нам дала на несколько
дней, так мы с ней ходили пешком.
В Ильино и в Сочи мама сразу же,
как только семья немного обустрои-
лась, разводила кур, коз, держала
поросенка и сама еще работала в
больнице. Она никогда не бросала
работу. Правда, у нас была нянька,
Анастасия Никандровна, которая
всегда на лето уезжала к себе в
деревню Серьговку, где у нее жила
внучка, а к зиме возвращалась.
Впервые в Ярославль мы при-
ехали в 1935 году из города Сочи.
Это было третье место работы папы
после окончания им Московского
автодорожного института (МАДИ).
Он был самым «пожилым» сту-
дентом в институте, у него уже
было трое детей. Юра - брат, такой
долгожданный, родился в Москве,
в 1930 году. Мы с сестрой родились
в городе Кашине.
А сейчас мы в Питере. И рядом
с нами близкие и все такие разные
родственники со стороны мамы и
папы. Они нас опекают, стараются
чем-то порадовать. Судьба свела их
вместе в одном городе, а наша беда
на какое-то время их объединила.
Женская половина папиной семьи
во главе с бабушкой не любила ма-
миных сестер, а вот мужская часть,
т. е. братья и с ними, конечно,
папа, наоборот, с большой охотой
бывали у них, а дядя Миша даже
был влюблен в тетю Лелю и был не
прочь на ней жениться, но тетя Леля
только отшучивалась. Я уверена,
что мамины сестры привлекали не
только гостеприимством, но и тем,
что там было интересно. Тетя Маня
прекрасно играла на мандолине и
балалайке, а тетя Леля играла на
гитаре. Значительно позже, уже
после войны, я услышала, какой
чудесный голос был у нашей мамы.
Похоже, вся семья мамы была ода-
ренной. Они устраивали настоящие
концерты и даже ставили спектакли.
Что касается папиной семьи, то они,
несомненно, обладали организатор-
скими способностями.
Они с азартом обсуждали фа-
бричные дела, когда возвращались
с работы. Я помню, как дядя Сеня,
возвращаясь с Таней с работы, ска-
зал ей: «А знаешь, мне сегодня так
повезло. Я купил «Краткий курс
истории ВКП(б)». Это для меня, как
пропагандиста, больше чем найти
100 рублей». Меня это удивило.
Две сестры папы, Татьяна и Елена,
нашли свое место на текстиль-
ных фабриках «Красное знамя» и
«Красная нить». Елена стала одним
из инициаторов и застрельщиц
соцсоревнования и ударничества.
Это движение возникло на фабрике
«Равенство» в годы первой пяти-
летки. Впоследствии Елена закон-
чила Промакадемию, имела значок
«50 лет в партии».
Кто мог подумать, что набожная
девчонка, какой была Елена, превра-
тится в ярую коммунистку. Видимо,
провинциальная жизнь в Старице, с
ее патриархальным укладом, не да-
вала возможности молодым людям
раскрыть свои способности. В то
время как на Псков, приграничный
город России, оказывали влияние
Запад, с одной стороны, и Санкт-
Петербург, с другой стороны.
Авторитет тети Мани у сестер
после смерти их мамы, Натальи
Петровны, был очень велик. По
примеру тети Мани наша мама стала
медицинской сестрой.
Интересна судьба бабушки,
Натальи Петровны. Родом из де-
ревни, она убежала в Псков вскоре
после того, как ее насильно выдали
замуж. В Пскове она познакомилась
с парнем из Эстонии.
Они полюбили друг друга,
но пожениться не смогли - ей не
давали развода. Поэтому все дети,
а их было шестеро (5 девочек и
1 мальчик), носили фамилию и от-
чество ее первого мужа Васильева, а
не родного отца по фамилии Луйк.
Мама не любила рассказывать
про свою семью. Говорила, что род-
ной отец был портным (шил офи-
церские шинели), по характеру был
мягким и добрым человеком. Когда
бабушка осталась одна с детьми, у
нее была лавочка, она пекла кисло-
сладкий хлеб, который младшие
дети разносили по адресам. Бабушка
была очень доверчивым человеком.
Товар отпускала в долг. Это привело
к тому, что она теряла покупателей.
Кроме того, у них дважды горел дом.
Все эти невзгоды привели к тому,
что бабушка не выдержала, пошла
на р. Великую и утопилась. Так рас-
сказывали очевидцы.
Старшая дочь Маня заменила
младшим их мать. Больше всех она
любила Нюру - нашу маму. Помо-
гала она всем. Своих детей у нее не
было. Иногда она не выдерживала
и говорила: «Из-за вас я сяду в
тюрьму». В то время аборты были
запрещены, а она была акушеркой.
Умерла она в блокаду Ленинграда.
Мама ее звала поехать в Ярославль,
но она уже не могла. В открытке,
которую мама получила от нее, тетя
Маня писала, что ценные вещи оста-
вила у Качалкиных - отца и мачехи
ее мужа, в надежде, что они отдадут
их маме.
Вскоре после окончания войны
маме дали возможность поехать в
Ленинград, зная, что в Ленинграде
у нее две сестры. Мама возила в
Ленинград детей. Качалкины, а это
были не только родственники, но
и старые друзья, сказали маме, что
все, что Маня у них оставила, ушло
на ее же поддержание. А открытку
мама не показала. Эта открытка до
сих пор хранится у меня. Тетя Леля
умерла в голод. Нина, ее дочь, после
смерти матери ушла в армию.
После смерти маминых сестер
Питер для нас опустел. Однако
жизнь так сложилась, что мы все
и наша мама оказались здесь и
разными путями, но это уже после
войны.
А сегодня 22 июня 1941 года, и
я слушаю выступление Молотова.
Война! В Ярославль она пришла
сразу. В магазинах исчезло все. Хлеб
купить стало чрезвычайно трудно.
На третий день войны стали по-
ступать раненые. Для нас связь с
центром в эти дни стала возможна
только пешком. Километровые оче-
7 3
История Петербурга. № 2 (42)/2008
предыдущая страница 72 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 74 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст