П
е
етербургские мемуары
реди за керосином, дров нет, света
нет.
.. Вскоре наступила пора «гаси-
ков», как мама называла фитилек,
опущенный в стеклянную рюмочку
с керосином.
Эти гасики называли так из-за
того, что они при малейшем дуно-
вении гасли. Быт и без того был тя-
желый, а стал просто невыносимым,
и так целых долгих 4 года войны и
потом.
А я? Как быть? Только окончи-
ла 7-й класс и получила паспорт.
Что делать? Куда мне податься?
И вот курсы радистов-операторов
при Всесоюзном радиокомитете.
Группу собрали в клубе парово-
зоремонтного завода. После окон-
чания этих курсов большинство
ушло на фронт. Меня не взяли
из-за возраста. А может, просто
пожалели.
В конце зимы по Дороге жизни
из блокадного Ленинграда приехала
моя сестра Клара. Мама плакала,
глядя на дочь. Мама из сил выби-
валась, чтобы что-то приготовить
для нас, своих детей. Забывала о
себе. Жизнь была полуголодная. Из
больницы мама приносила кусочки
хлеба, оставленные больными деть-
ми, и маленькие бутылочки вэриса,
так они называли воду от вареного
риса. С этим хлебом и вэрисом мы
пили кипяток. В конечном итоге
мама заболела. Ее положили в свою
же детскую больницу, чтобы под-
кормить и подлечить сердце. Сестру
устроили работать на завод, где
делали противоипритные противо-
газы, я была в поисках работы и,
наконец, устроилась в эвакогоспи-
таль № 2430 в отдел медстатистики.
Летом 1942 года вместе с сестрой мы
работали в колхозе. Осенью сестра
поступила на курсы шоферов, а я
работала на торфоразработке. Шли
на любую работу. Клара стала про-
фессиональным шофером. Ездила и
в дальние командировки.
Неожиданно я узнала о суще-
ствовании Ярославского радиоклу-
ба. Вначале я была, как и другие,
курсанткой, а потом стала сама
преподавать морзянку.
Вместе со мной работал мой
бывший соученик Женя Топов. Его
так же, как и меня, не брали в армию
из-за возраста. А он был на год млад-
ше меня. Работали мы бесплатно.
И только к весне нас оформили на
работу. Мы стали получать зарплату
и рабочую карточку на хлеб - 600
7 4
граммов. Наша должность называ-
лась командир-инструктор. Мама
была счастлива.
К тому времени мы все так
обносились, обнищали.
Особенно
тяжело было в зимнее время. Без
света, часто без дров, в холоде, без
еды. Вода в ведрах замерзала. Кро-
ме этого, нас измучили клопы. Это
было бедствием! Никакие травы
не помогали. Дом деревянный, в
комнате стены бревенчатые, да
кругом щели. Мама щели пыталась
законопатить и замазать глиной, но
все тщетно.
Летом было легче. Я, помню,
уходила вечером спать на балкон
к соседям.
Жители дома поделили землю и
стали выращивать овощи. Маме дали
еще кусок земли за станцией Всполье.
Сейчас это - станция Ярославль-
главная. От нас это далеко, но все же
мы там подняли лопатами целину и
посадили картошку.
А в июле 1943 года я и Женя
Топов ушли в армию. 147-я истре-
бительская авиадивизия ПВО на-
ходилась на защите Москвы.
Мы с Женей стали служить в
43-й отдельной роте связи. Наша
рота обслуживала штаб дивизии,
который располагался в центре
города. Работали на больших радио-
станциях РАФе или РСБФ, смонти-
рованных на автомашинах.
Позднее Женя уехал в летное
училище в Ташкент, а наша 43-я рота
в конце марта 1945 года вместе со
штабом дивизии и одним из полков
и БАО убыли на Дальний Восток.
Ехали мы ровно месяц: 30 марта
выехали из Ярославля, а 30 апреля
прибыли в город Ворошилов-Уссу-
рийский.
Там мы и встретили 9 мая, День
Победы.
Впереди была короткая, но все
же война с Японией.
Уже в начале сентября 1945 года
всех женщин демобилизовали и
отправили домой. Оставили только
двух радисток подготовить смену. В
числе этих двух была и я. А мне так
хотелось домой.
Я и Клава Борискина уезжали в
конце октября. Ехали на второй пол-
ке почти десять суток. В Ярославль
я прибыла седьмого ноября. Меня
никто не встретил, хотя телеграмму
я отправила с дороги. Поезд прибыл
на станцию Всполье. До дома было
далеко. Как добиралась домой, не
История Петербурга. № 2 (42)/2008
помню. Наверное, с помощью доб-
рых людей.
В Уссурийске я вышла замуж
за нашего ротного фельдшера, чем
немало удивила сослуживцев. Кру-
гом летчики, а я нашла фельдшера.
К слову, замуж я не собиралась,
как другие девочки. Саша вско-
ре демобилизовался и приехал в
Ленинград, доучиваться в первом
мединституте. Брак наш распался
спустя три года.
Моя военная профессия радист-
ки прослужила мне еще довольно
долго и в мирной жизни. Об армии
прошлых лет могу сказать так: она
меня одела, обула и накормила.
Было все - и плохое, и хорошее.
Человеку со слабым характером в
армии трудно.
Я и не знала, что я независи-
мый и гордый человек, кроме того,
я чистюля, и этим моим качеством
стали пользоваться. Чтобы, скажем,
убрать кабинет командира роты,
часто посылали меня, а когда я
стала отказываться, давали наряд
вне очереди. По дороге на Дальний
Восток меня попросили привести в
порядок автобус, в котором разме-
стился кабинет командира дивизии
полковника А. В. Суворова.
Я сначала отказывалась, но так
как очень уважала нашего командира
дивизии, согласилась, только попро-
сила в помощь солдата. Автобус стоял
на открытой платформе, а ехали мы
очень быстро (нам давали «зеленую
улицу»). И когда мы приехали в
Уссурийск, я часто ходила и убирала
кабинет полковника Суворова. За
мной закрепилось прозвище «ротная
поломойка». Спустя много лет мой
первый муж напомнил мне об этом.
К тому времени я уже закончила фа-
культет иностранных языков ЛГПИ
им. Герцена и работала в институте
цитологии РАН в должности уче-
ного секретаря по международным
научным связям, что дало мне воз-
можность побывать за границей.
Смешно обижаться на этот «укол».
За моими плечами был огромный
стаж работы и учебы. Я думаю, не
так часто можно встретить человека,
который в 29 лет поступил в восьмой
класс школы рабочей молодежи, а в
45 лет окончил институт.
А после этого я еще год про-
занималась на курсах гидов-
переводчиков при Интуристе. На-
верное, я могла бы быть и ди-
зайнером по интерьеру, а может
предыдущая страница 73 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 75 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст