П
е
етербургские мемуары
7 6
Тогда мы этого не знали. Этот моря-
чок был очень хорош собой. Светлые
волнистые волосы, голубые глаза.
..
Было ему не больше 18-20 лет. Он
был в бушлате и тельняшке, а беско-
зырка лежала перед ним. Я его видела
всегда, когда шла с работы. К этому
времени наш радиоклуб перевели на
Фонтанку, в Дом обороны.
Потом он стал выпивать, ино-
гда засыпал и падал набок, и иногда
под ним была лужица. Видеть, как
гибнет этот мальчик, было страш-
но. Сердце разрывалось от горя и
жалости.
И вдруг в городе инвалиды про-
пали, мальчик тоже. Прошел слух,
что их всех отправили на Валаам.
Так это и было.
Спустя какое-то время мы с Ве-
рой, моей приятельницей по работе
в радиоклубе, нашли другую работу.
То был военно-инженерный факуль-
тет при Ленинградском гидрометео-
рологическом институте.
В будущем это 5-й факультет
Военно-космической академии
им. А. Ф. Можайского. Работа по
специальности. Только связь одно-
сторонняя - прием метеосводок
погоды. Работа утомительная. К
примеру, карта синоптическая идет
4 часа с небольшими интервалами
(несколько секунд или 2-3 минуты,
за которые не успеешь сбегать на
второй этаж). Сводки передавались
на большой скорости. Едва успевали
писать. Мы тогда не задумывались,
как это вредно для здоровья. Но все
это сказалось позже.
К тому времени мой партстаж
кандидата в члены КПСС превысил
все допустимые нормы. А в партию
я вступила в армии в конце войны.
Встал вопрос о приеме в КПСС.
Назначили собрание. Я готовилась
к нему, но меня не приняли на том
первом собрании, сочли, что я пло-
хо подготовилась. Других причин
не выдвигали. По рекомендации
партбюро я стала читать первоис-
точники, сходила в музей Ленина
в Мраморном дворце на ул. Халту-
рина (ныне возвращенное название
- Миллионная ул).
На следующем собрании при-
няли. Тяжелый груз с моих плеч
свалился. Но спустя короткое время
вызвали меня в партком. В комнате
помню только двух человек: полков-
ник Коростень и Павел Иванович
Смирнов, будущий начальник 5-го
факультета. Разговор вел Смирнов.
Разговор был о моем отце. О том, что
он - враг народа, и я должна от него
отречься в письменном виде. Я гово-
рила только два слова: «Папа неви-
новен». Смирнов вначале убеждал,
уговаривал.
Я плакала и отвечала
только одно: «Папа невиновен».
Терпение у Смирнова кончи-
лось, и он перешел на крик и при
этом топал ногами, я это хорошо за-
помнила, его лицо, и даже глаза, по-
белели. Видимо, по знаку Коростеня
он мне крикнул: «Уходи». Вся в сле-
зах я вышла из кабинета начальника
политотдела Коростеня.
Прошло какое-то время, и меня
перевели на должность техника-
наносителя с окладом на 18 рублей
меньше. Радисты получали 65 ру-
блей в месяц, а техники-наносители
- 47 рублей. Разница существенная
по тому времени, а работу я вы-
полняла ту же. Более того, зная
работу техника, я делала все одна,
т. е. одновременно принимала на
слух сводку и сразу ее наносила на
карту или кольцовку. Это был мой
протест. Об этом знали все, но никто
мне не сделал ни одного замечания.
Как-то я набралась духу и пошла к
начальнику факультета полковнику
Клунникову. Я думала, он разберет-
ся и поможет мне.
Андрея Александровича я ува-
жала, мне был симпатичен этот
человек. Я ему сказала: «Андрей
Александрович, во время войны
мне доверяли. Я работала на боль-
ших радиостанциях. Имела связь
с самолетами.». Ответ был таков:
«Ну что же, будет война, будут опять
доверять». Так до конца, до отъезда в
Ригу, куда получил назначение мой
муж В. М. Красиков, я и работала.
То был 1952 год.
В 1955 году папу реабилитиро-
вали посмертно.
В Риге было трудно с работой.
Неожиданно предложили работу
инспектора отдела кадров Рижской
радиотрансляционной сети. В той
организации я состояла на партий-
ном учете.
Работа была не по мне, но я
выполняла ее добросовестно! Все
4 года, прожитые в Риге, я так и
работала в той организации.
Одновременно училась в шко-
ле рабочей молодежи, которая
находилась буквально рядом и в
самом центре города. Отношения на
работе сложились добрые со всеми
сотрудниками. Как с латышами, так
и с русскими. Самые хорошие вос-
поминания остались о том периоде
жизни, хотя бытовые условия были
тяжелыми. Однако роптать мы
не привыкли. Было главное, как
считали - отдельная 2-комнатная
квартира. Печное отопление. Зи-
мой жили только в одной комнате.
Вторая служила холодильником.
Самое теплое место было у печи в
большой комнате. Зато летом при-
езжали родные и близкие, и было
где разместиться. Я очень полюбила
Прибалтику. Потом мы вернулись в
Ленинград.
Новое назначение мужа. Нет-
нет да и поеду в Ригу, где остались
друзья и школа, которая дала мне
путевку в жизнь.
Окончание 8-го класса - моя
первая победа над собой и первое
счастливое событие в моей жизни.
Помню, как мы, великовозрастные
одноклассники, отмечали это со-
бытие в ресторане. Муж ревновал,
но удержать меня не мог. Многие
из нашего того класса получили
высшее образование, в их числе и
я, но моя учеба, увы, затянулась на
16 долгих лет.
Вторая моя победа над собой
- поступление в Герценовский ин-
ститут. Именно поступление, а не
окончание. А потом. Чего только
не было!
Итак, снова Ленинград. Во-
лоде предложили Москву, но мы
решили возвратиться в Ленинград,
где сразу обещали дать жилье. Пока
он обустраивался на новом месте
работы, я в Риге оканчивала деся-
тый класс. Мне было жаль уезжать
из Риги, но Ленинград притягивал,
как магнит.
И вот опять 5-й факультет,
только работа в эксперименталь-
ном бюро. Мне было все равно где,
лишь бы работать. К тому времени
полковник П. И. Смирнов стал
начальником факультета. Обста-
новка в стране изменилась, прошел
XX съезд партии, у власти был
Н. С. Хрущев.
В то же время из Германии воз-
вратилась и Вера, моя приятель-
ница, с которой мы начали после
войны работать в радиоклубе и
дальше на 5-м факультете.
Пришли вместе на Рузовскую
улицу, где в то время, как и прежде,
помещался Военно-инженерный
факультет. Встретил нас Борис Ми-
хайлович Сергеев, который тогда
История Петербурга. № 2 (42)/2008
предыдущая страница 75 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 77 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст