был начальником АМС (авиацион-
ная мотостанция).
Борис Михайлович что-то рас-
сказывал Вере. А меня как будто и
не было. Ни одного вопроса мне.
Я себя почувствовала лишней.
..
Не знала, как себя вести. Позднее
девчонки из отдела кадров мне го-
ворят: «А ты разве не знала? Ведь
он тебе в характеристике написал
«врожденный бунтарь». Так я и по-
пала в экспериментальное бюро. Но,
как говорят, не было бы счастья, да
несчастье помогло.
Как-то при встрече Смирнов
меня спрашивает: «Галя, а как
отец?» Я ответила. К тому времени
я уже знала, что и его отец был аре-
стован. Я не знаю, сколько времени
он провел в тюрьме, но его освободи-
ли. У Смирнова были влиятельные
родственники в Москве. А сам П. И.
Смирнов очень успешно двигался
по служебной лестнице, получая во-
инские звания и награды, не будучи
даже участником войны.
В одни из летних каникул в
Ленинграде, после детдома, дядя
Ваня, по приглашению дяди Миши,
отправил меня и брата с бабушкой в
совхоз, где дядя Миша работал бух-
галтером. Мы приехали на ст. Каф-
тино, что примерно в 2 часах езды
от Бологого по дороге на Нижний
Новгород. Еще из окна вагона я
увидела красивую барскую коля-
ску на рессорах. Оказалось, это
дядя Миша приехал на ней нас
встречать. Не помню, как далеко
от станции располагалась дерев-
ня, в которой дядя Миша снял
нам хорошую, большую комнату.
Помню хорошо и деревню, и всю
округу. Деревня была большая, дома
добротные, окруженные яблоневы-
ми садами. Примыкала она к барско-
му парку. Парк был очень большой.
От барского дома шли две аллеи,
усаженные вековыми деревьями.
Одна аллея вела к озеру, другая - к
деревне. Барский деревянный дом
был пуст. Дом был одноэтажный, с
главным парадным входом посре-
дине. С тыльной стороны дома рас-
полагались хозяйственные построй-
етербургские мемуары
Галина Алексеевна Красикова
ки. Контора совхоза и место работы
дяди Миши были где-то там. Мне
очень хотелось расспросить и узнать
что-нибудь о доме и его бывших
хозяевах и еще хотелось спросить,
почему пустует такой дом. Ответы
на мои вопросы пришли сами по
себе и значительно позже.
В деревне было много молодежи
- парней и девушек. Вечерами они
собирались около какого-то дома,
пели и плясали кадриль.
Играл гармонист. Мне очень
хотелось научиться танцевать ка-
дриль, но ее танцевали необычно,
а кто-то выкрикивал номер, напри-
мер, 12-но или 16-по и т. д.
Из Кафтино я уезжала одна,
видимо, к началу учебного года.
Бабушка с Юрой еще оставались.
Увлечением Юры были лошади. Он
гонял на лошадях, как заправский
наездник и без седла, поэтому вся
попа у него была избита. Но это его
не удерживало, и он уходил с ребя-
тами даже в ночное.
Дядя Миша провожал меня до
Бологого. Помню, до отправления
поезда было время, и мы с ним гу-
ляли по городу. Запомнилась глав-
ная улица города. Она шла вдоль
озера. Это было очень красиво.
Дядя Миша зазвал меня в какой-
то магазин и предложил выбрать
какую-нибудь вещицу в подарок. Я
не могла выбрать что-то дорогое и
выбрала гребенку. Он протестовал,
но я настояла на своем, зная возмож-
ности семьи. Мы попрощались с ним
в вагоне, и я уехала.
Больше дядю Мишу я не видела.
Он умер от голода в Ленинграде в
1942 году.
Уже спустя много лет после
войны его дочь, а моя двоюродная
сестра, Нина на мой вопрос, помнит
ли она отца, сказала, что помнит, как
ползала по полу, на котором лежали
мертвые отец и маленький, недавно
родившийся братишка.
Сталин пока еще в Мавзолее.
Я, как и все, оплакивала смерть
вождя. Еще в Ригу от мамы пришло
сообщение о смерти папы. Спустя
18 лет нам стало известно, что из
Ярославля папу отправили в Моск-
ву. Его обвинили в том, что он якобы
возглавлял группировку с целью
свержения власти и еще в многом
другом. В Москве, при получении
документа о папиной реабилитации,
мне сказали: «Вы можете гордиться
своим отцом.»
Маме в Ярославле дали двух-
комнатную квартиру. Она жила
вместе с братом и воспитывала
внучку Наташу. Сестра Клара к
тому времени окончила институт,
а я училась и работала, и пыталась
разузнать хоть что-то об отце. Но
все было тщетно. Только спустя
много лет мне разрешили приехать
в Ярославль и ознакомиться с делом
папы. К тому времени мы с мужем
жили в Москве. Оба пенсионеры.
Именно в то время в Москве мне
стало ясно, что поиски места за-
хоронения расстрелянных в те, уже
далекие, 30-е годы бессмысленны.
Не помню уже, кто мне сказал: «Не
ищите. Их сбрасывали в любую ка-
наву». Случайный попутчик произ-
нес: «Вся Москва стоит на костях.»
В те годы в Москве шло интенсивное
строительство метрополитена.
7 7
История Петербурга. № 2 (42)/2008
предыдущая страница 76 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 78 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст