П
е
етербургские мемуары
К. И. Видре
Суд над друЗьями.
1 9 4 9 год
78
«Сороковые-роковые, свинцо-
вые, пороховые, Война гуляет по
России, а мы такие молодые», -
писал, романтизируя время, Давид
Самойлов.
Война была тяжелая, страшная.
Но в середине сороковых фашист-
ское зло было сокрушено, думалось,
навсегда.
После победы советская страна
жила надеждами на лучшее будущее.
В прошлое даже мне, вчераш-
нему подростку, возвращаться не
хотелось. Запомнилось на всю
жизнь лето 1930 года (мне было
шесть) - поездка к маминой родне
в Поволжье. На станциях, прямо на
земле, на остатках жалкого скар-
ба - семьи с ползающими малы-
шами - «раскулаченные». Един-
ственную бабушкину корову Дочку
обобществили - нам на кучу ребя-
тишек давали «четверть» молока, а
мы старались подкормить голодное
животное, навещали Дочку.
А в Москве - Ягода, Ежов.
.. Но-
чью шум колес и тяжелые шаги по
лестнице; куда-то навсегда исчезали
одноклассники, соседские дети.
Надо глядеть вперед! Прочитала
в «Новом мире» «Стихи о Победе»
Эренбурга:
«.Я ждал ее, в крови, в грязи,
в пожаре.
И час настал:
закончилась война,
Я шел домой -
навстречу шла Она,
Но мы друг друга не узнали.»
Так случилось, что именно в
тот день я увидела Эренбурга на
Тверской. Он шел среди ликующей
толпы, шел к дому, и показался
каким-то одиноким и потерянным.
Сейчас думаю - предчувствовал
грядущее.
***
Сороковые-роковые катились к
концу, и с каждым новым мероприя-
тием Сталина становилось яснее:
почти два года «дружбы и сотруд-
ничества» с Гитлером не прошли
Руфь Александровна Зернова,
Илья Захарович,
Нина и Марк Серманы.
1947 г.
бесследно. Какая там Мировая ре-
волюция, классовая борьба.
Уже в конце войны начались
депортации целых народов, отрыж-
ка фашизма.
Помните гениальное стихот-
ворение Александра Блока «Голос
из хора»?
«Будьте ж довольны
жизнью своей,
Тише воды, ниже травы,
О, если б знали, дети, вы
Холод и мрак
грядущих дней.»
Я с нарастающим ужасом на-
блюдала за происходящим. Многое
мне казалось просто параноидаль-
ным бредом.
С родителями давно не было
духовного контакта. Мама с обо-
жанием смотрела на фотографию
товарища Сталина и, подозритель-
но поглядывая на сослуживцев,
бормотала: «Враги, всюду враги.»
Популярный анекдот тех лет: «Ра-
бинович, у вас был радикулит?»
- «У меня никого не бывает, и я
нигде не бываю». Я довольствова-
лась собственными наблюдениями
да беседами с несколькими верны-
ми друзьями (большей частью на
свежем воздухе - слухи о новых
достижениях чекистской техники
до меня уже доходили).
***
Так случилось, что после воз-
вращения в Москву самые близкие
друзья Фриды Вигдоровой, извест-
ной журналистки, моего старшего
друга, жили в Ленинграде - Илья
Серман с женой Руфью Зевиной и
Ефим Эткинд. Эткинд перед вой-
ной окончил западное отделение,
а Серман - русское филфака Ле-
нинградского университета (тогда
ЛИФЛИ). Собственно, Серман уже
учился в аспирантуре и печатал свои
труды по русской литературе XVIII
века в университетских сборниках.
Их учителями в прошлом, а
после войны - коллегами была
группа выдающихся ученых -
В. М. Жирмунский, Г. А. Гуковский,
Н. Я. Берковский, Б. М. Эйхенбаум,
Б. Г. Реизов, А. А. Смирнов.
В стране царил Большой террор,
а в университете кипела, бурлила
научная жизнь - Е. Г. Эткинд назвал
тот предвоенный период «Пиром во
время чумы».
Нина и Марк.
1949 г.
История Петербурга. № 2 (42)/2008
предыдущая страница 77 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 79 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст