9 2
п
лужилый Петербург
ему дело, я никак не мог поверить
этому утверждению. Обнаруженные
документы, относящиеся к периоду
его руководства формированием и
учебным процессом в первые годы
существования кораблестроитель-
ного вуза, как раз и свидетельству-
ют, что мастер-самородок, всю свою
предыдущую жизнь строивший ко-
рабли, конструирующий различные
механизмы для более продуктивной
работы верфей, сумел сориенти-
роваться в совершенно новом для
него деле и сделать все возможное
для организации учебного процесса
на достаточно высоком уровне. Он
остался верен своим принципам и
с полной самоотдачей занимался
делами училища.
***
Еще с первых лет российского
кораблестроения стало правилом
приставлять к зарубежным масте-
рам учеников, которые со временем
сами превращались в опытных
корабелов и, в свою очередь, пере-
давали секреты мастерства россия-
нам. Практиковалась и подготовка
российских мастеров за границей
у известных корабелов. Однако
пройти курс учебы у зарубежных
мастеров удавалось единицам.
В архивах Училища корабельной
архитектуры обнаружен документ,
составленный интендантской экс-
педицией Адмиралтейств-коллегии,
согласно которому в 1798 году на
учебе в Англии находилось всего
четыре человека: Андрей Мелихов,
Иван Куренков, Илья Разумов и
Алексей Зенков1.
Основная масса российских
корабелов Екатерининской эпохи
постигала мастерство, начиная с ра-
боты на верфях в качестве учеников
с топором и долотом в руках. Через
долгие годы практической работы
под руководством зарубежных или
отечественных мастеров прошли
известные впоследствии корабле-
строители Иван Афанасьев, его сын
Семен, Александр Катасанов.
Планомерной учебы корабель-
ных мастеров не было организовано.
Адмиралтейств-коллегия выделяла
деньги на оплату труда корабель-
ных, галерных и ластовых мастеров,
которые в индивидуальном порядке
наставляли приданных им учеников
в конкретной работе на строящемся
судне. Но как скоро ученики станут
способны сами руководить строи-
тельством корабля, никто не мог
сказать. Как правило, на это уходило
до десяти лет.
К концу правления Екатери-
ны II вопрос о кадрах мастеров
корабелов встал остро - их явно
не хватало, и пополнение за счет
подмастерьев, работающих на
верфях, было непредсказуемо: за-
висело это от работы выполняемой
мастером-наставником, в процессе
которой и проходило обучение, от
его прилежания, от способности
научить хотя бы основам теории
кораблестроения.
Нехватка мастеров особенно
остро проявилась с началом соз-
дания Черноморского флота. Граф
Чернышев 9 декабря 1777 года,
отказывая в просьбе адмирала
Клокачева направить на верфи При-
азовья кораблестроителей, писал о
мастерах в Санкт-Петербургском
адмиралтействе: «великую в них
нужду имеем здесь, не имея никого
как старика Ямеса, а в Кронштадте
Катасанова»2.
Через пять лет, в январе 1783
года, аналогичный ответ на за-
прос прислать мастеров для вер-
фей Херсона получил и генерал-
цейхсмейстер Ганнибал. Он руко-
водил работами по сооружению
6 эллингов, на которых было при-
казано построить 8 кораблей и каме-
лей3. Ему объяснили, что «коллегия
адмиралтейская столь достаточного
числа мастеров не имеет, и изме-
щается с великою нуждой, а для
укомплектования недостающих,
столь способных людей, как того
искусство во всяком мастерстве
требует, получить всех вдруг не
можно, поелику всякое искусство
приобретается довольным временем
упражнения»4.
«Время упражнения» при такой
организации учебы действительно
было «довольным»: даже учениками
начального третьего класса на вер-
фях числились порой более десяти
лет. Еще больше времени требо-
валось для подготовки во втором
и первом классе. Адмиралтейств-
коллегия платила корабельным,
галерным и ластовым мастерам за
то, что они в индивидуальном по-
рядке наставляли приданных им
учеников. Включая средства на
подготовку штурманских учени-
ков, общая сумма этих выплат со-
ставляла ежегодно 60 688 рублей и
53,5 копейки5.
=
История Петербурга. № 2 (42)/2008
0 падении авторитета рос-
сийских корабелов, о дефектах
в кораблях, построенных ими на
российских верфях, писал в конце
XVIII века полномочный министр
в Англии адмирал граф С. Р. Ворон-
цов6. Он объяснял это отсутствием
квалифицированного контроля над
качеством строительства судов,
низким уровнем теоретической под-
готовки мастеров.
Вступив на престол в 1796
году, Павел I в своем указе в
Адмиралтейств-коллегию так оха-
рактеризовал состояние флота:
«Приняли мы флоты в таком ветхом
состоянии, что корабли, составляю-
щие оные, большею частью оказа-
лись по гнилости своей на службу
непригодными»7.
Построить корабли, не усту-
пающие по качеству зарубежным,
можно было только подготовив ка-
дры квалифицированных мастеров.
Создание Училища корабельной
архитектуры и должно было ко-
ренным образом изменить процесс
подготовки кадров кораблестрои-
телей.
Для возрождения флота по ука-
зу императора была создан комитет,
который должен был выработать
новые штаты и положения, наме-
тить пути достижения экономного
и надежного финансирования фло-
та. Возглавил комитет наследник
престола Александр, а в его состав
вошли сподвижники императора,
связанные с руководством флота,
его строительством и снабжением.
Ведущую роль в комитете играли
адмирал Пущин, и вице-адмирал
Кушелев8.
1 января 1798 года императору
был представлен доклад, в котором,
наряду с предложениями по ново-
введениям в морском ведомстве,
утверждалась необходимость по-
вышения теоретического уровня
российских офицеров флота и
кораблестроителей, для чего пред-
лагалось создать новые училища
- штурманское и корабельной архи-
тектуры. Получив на это принципи-
альное согласие Павла I, комитетом
был подготовлен к августу 1798 года
новый доклад, в котором были кон-
кретно разработаны их финансовое
обеспечение и штаты.
Подсчитали, что потребность в
подготовке офицеров флота вполне
обеспечивал Санкт-Петербургский
Морской шляхетский кадетский
предыдущая страница 91 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн следующая страница 93 История Петербурга №42 (2008) читать онлайн Домой Выключить/включить текст